12:20 

Переломные моменты. 1-3

rosenkrantzdead
Название: Переломные моменты
Фэндом: Prince of Tennis
Автор: Rosenkrantz
Пейринг: Момо/Кай, имеется Ину/Кай, но основной, ясное дело, не он :3
Жанр: романс
Рейтинг: PG-13
Саммари: «Мамуши... Нет. Кайдо. Мы ведь не первый год с тобой знакомы, не так ли? И синяки на твоем теле всегда были только от моих ударов. Так какого же хрена сейчас такое? И ты позвонил именно мне, хотя, я уверен, у Инуи-семпая нашлось бы для тебя местечко. Может, все же соизволишь рассказать?»
От автора: постканон, третий год обучения Момо и Кайдо в Сейшун Гакуен.

1.
- Такеши! Тебя к телефону.
- Иду, мам.
Момо едва ли не кубарем скатился по лестнице вниз, на ходу гадая, кто же мог ему позвонить именно сейчас. Вроде ведь у всех свои планы. И никто не пошел сегодня с ним после школы перекусить. У семпаев свои дела, учеба, тренировки... Эчизен вместе со своей вечной троицей отправились в кино. Вообще, Такеши и сам хотел напроситься с ними, но Кайдо свалил на него, как на вице-капитана, какую-то бумажную работу, за что, кстати, едва не огреб. Собственно, к сваленным на него делам Момо даже и не приступал еще. Он, конечно, собирался... Но новая игра на приставке сама собой тоже не пройдется. В общем и целом, именно в этот момент просто некому было трезвонить ему. Не в Кайдо же подобные желания взыграть могли.
С такими мыслями Момоширо и схватил трубку.
- Алло?
- Вылезай из своего логова, макака, надо встретиться, - звонящий буквально на одном дыхании выпалил это и шумно выпустил воздух.
- Во-первых, привет, Мамуши, - паренек хмыкнул. Все-таки змееныш. На его памяти, теперь уже капитан Сейгаку звонил ему от силы пару раз. В первый вызывал на тренировку перед важными матчами. А во второй ошибся номером. – Во-вторых, я сейчас разгребаю завалы того, что по идее должен был делать ты, потому никак не могу пойти с тобой куда-то, уж прости, бучо, - тон как можно более издевательский, все же, уж больно обидно ему было проходить мимо жизни из-за каких-то там дел, пусть даже всего лишь один единственный раз.
В трубке раздалось тихое шипение, а за ним короткие гудки. Момо отвел ее от уха и недоуменно посмотрел. Пожал плечами, водрузил на телефон и уже развернулся к лестнице, дабы отправиться в свою комнату и пройти очередной уровень в игре, как аппарат зазвонил снова.
- Алло.
- Жду тебя в парке.
И опять гудки. Что вот это было? Такеши никак не мог понять, на кой черт капитану потребовалось увидеться с ним. Он же вроде должен был с Инуи-семпаем составлять очередные адские системы тренировок для команды. Что за стойкая необходимость в свидании? Момо чуть не подавился смехом, представив Кайдо, сидящего на скамеечке в парке, с цветами в руках и приодетого в костюм.
Черт с ним, повод выбраться и ничего не делать.
- Мам, я отойду ненадолго! – выкрикнул куда-то в сторону кухни он, зашнуровывая кроссовки.
И, не дождавшись ответа, выскочил из дома.

Наверное, костюм и цветы в руках на Кайдо выглядели бы гораздо более органично, нежели разбитая губа. Момо точно помнил, что в этот день по лицу капитана не бил. Иначе сам бы с похожим расхаживал, а это не солидно при их-то положениях в команде. Тезука с Ойши же никогда не дрались друг с другом. Серьезные.
Едва приблизившись к Змею, Такеши застыл, как вкопанный, руль велосипеда из рук выпустил, благо соскочить успел заранее и просто вез его рядом с собой. Он нервно сглотнул и сделал пару шагов вперед, к капитану, провел быстро по губам языком, мысленно соображая, кто мог ударить этого парня, не испугавшись сурового выражения лица. А Кайдо молчал и даже не смотрел на него. Момоширо несмело протянул руку и едва-едва, кончиками пальцев, коснулся ранки с уже запекшейся кровью. Капитан дернулся и тихо зашипел, быстро глянув исподлобья.
- Кто тебя так? – поинтересовался Такеши.
- Отец.
Кайдо резко развернулся на пятках, поворачиваясь к своему вице-капитану спиной. Он явно собирался с мыслями, чтобы сказать еще что-то. Сделал пару глубоких вдохов и выдохов. И быстро, снова на одном дыхании, так, словно сама мысль о предстоящем либо его смущала, либо претила, либо и то, и другое одновременно, выпалил:
- Можно у тебя переночевать? – а затем, чуть помедлив, добавил: - Момоширо.
Такеши фыркнул. Не обезьянка, не ублюдок, надо же. Он хлопнул капитана по плечу, успев почувствовать, как напряглись в момент его мышцы. И развернулся к своему велосипеду. Поднял его, как будто специально медля с ответом, перекинул ногу через раму.
- Да без проблем, - он пожал плечами, ставя одну ногу на педаль. – Поехали.
- В каком смысле «поехали»? – уже расслабленнее поинтересовался Каору, оборачиваясь.
- В прямом, бучо, - Момо кивком головы указал на багажник и расплылся в улыбке.
- Надорвешься, трепло. Я побегу рядом.
- Ты с прошлого года и не вырос, мелкий змей, я твоего веса и не почувствую.
- Нарываешься?!
- Да садись уже. Чего ты как девчонка?
Кайдо почему-то тут же перестал возражать, только воздух с шипением выпустил из легких.

Когда Момо зашел в комнату, Каору сидел на полу, спиной прислонившись к кровати и прикрыв глаза. Такеши приблизился к нему и опустился рядом, поставив на пол две банки с газировкой, только что вытащенных из холодильника. Какое-то время он молчал, раздумывая о том, как бы потактичнее начать разговор. Вопросов в голове крутилось множество, но он даже понятия не имел, какой из них можно задать первым. За что отец ударил Кайдо, почему он обратился к нему, а не к Инуи-семпаю, может ли капитан сам разобрать клубную бумажную галиматью и отпустить его, Момо, погулять с Эчизеном...
- Так, а... – наконец-то начал он.
- Я не хочу разговаривать об этом с тобой, - резко оборвал его Каору, открывая глаза.
- Мамуши... Нет. Кайдо. Мы ведь не первый год с тобой знакомы, не так ли? И синяки на твоем теле всегда были только от моих ударов. Так какого же хрена сейчас такое? И ты позвонил именно мне, хотя, я уверен, у Инуи-семпая нашлось бы для тебя местечко. Может, все же соизволишь рассказать?
Момо в упор смотрел на старательно отводящего глаза в сторону и заметно напрягшегося капитана. Соперники соперниками, но ведь по сути своей они являлись и друзьями, хоть никогда не сказали бы подобного вслух. Они знали и понимали друг друга, как никто иной, несмотря на вечные споры, доходящие даже до серьезных драк. Да и к тому же, с самого начала этого учебного года они стали постоянными парными игроками, вставая на одиночные матчи только во время ранговых соревнований. И сейчас Такеши терзало не столько праздное любопытство, сколько беспокойство за Каору.
Он пропустил тот момент, когда Кайдо вскинулся и сгреб в кулак ткань его футболки на груди. Пронеслось ощущение того, что этот вечно шипящий парень балансирует на грани срыва. Было что-то такое на самой глубине его глаз. Очень злых и опасно сузившихся глаз.
- Тупая обезьяна, ты когда-нибудь с парнем целовался? – парень цедил сквозь зубы, явно стараясь не сорваться на крик.
- Да я вообще ни разу... Ты это о чем вообще?! – Момо инстинктивно подался назад.
- Ты ведь хочешь узнать, что произошло? – напор ощущался каждым волоском, каждой клеточкой. – Хочешь? – Такеши только кивнул, нервно дернув кадыком, сглатывая. С таким Кайдо он не хотел бы драться, по крайней мере, не в этот раз. – Меня целовал парень. И это увидел отец. Я и сам за такое ударил бы, будь у меня сын, - он разжал пальцы, выпуская футболку Момо и тут же хватая банку с газировкой. – Ты хотел это знать. Знаешь.
Такеши несколько секунд неотрывно смотрел на своего вечного соперника, обрабатывая в своем мозгу только что полученную информацию. Затем он схватил вторую банку, такую холодную, и приложил ее ко лбу, тем самым помогая самому себе раскидать все по полочкам. Кайдо целовался с каким-то парнем. Подождите-ка. Как это с каким-то? Идиотом Такеши все же не являлся, пусть кому-то и могло так показаться.
- Инуи-семпай?
- Да.
- То есть, вы с ним...
- Нет, моей инициативы не было, если ты об этом.
- А-аа...
Он вытянул вперед руку с зажатой в ней банкой, что-то на ней поизучал. Пара вдохов-выдохов. Кайдо на гея никогда похож не был, да и вряд ли им является. Момо вообще сомневался в том, что этот парень может даже думать об отношениях с кем-то, а не о теннисе или коллекции своих бандан. Инуи-семпай... Несмотря на то, что они были раньше в одной команде, Такеши никогда с ним близко не общался. Это как раз таки змееныш с ним дружбу водил. Так что об ориентации собирателя данных Момоширо судить не мог вообще. Он открыл банку с газировкой и сделал несколько больших глотков.
- А систему тренировок-то вы составить успели хоть?

2.
В комнате у Момо царил несусветный хаос. Когда Кайдо проснулся от звонка не своего будильника, открыл глаза и осмотрелся, то не сразу понял, каким же образом он умудрился превратить свою комнату, в которой никогда не было ничего лишнего, вот в такое вот безобразие. И только потом, наткнувшись взглядом на сбившего одеяло куда-то к ногам, невесть как развалившегося и свесившего руку вниз Такеши, Каору вспомнил о событиях предыдущего дня. Он сел на футоне, любезно предоставленном ему для проведения ночи в доме вице-капитана, и помотал головой, приходя в нормальное состояние. Поморщился, почувствовав, что разбитая губа саднит.
Будильник трезвонил, не переставая, а проклятая макака даже ухом не вела. Кайдо протянул руку и ткнул его в бок, довольно жестко и даже не думая о том, чтобы рассчитать силы. Момоширо дернул ногой, ударился ею о спинку кровати и только тогда соизволил распахнуть глаза и взвыть от боли. Затем он ударил по кнопке будильника, выключающей его – видимо в бодрствующем состоянии его этот звук раздражал. И тут же возмущенно воззрился на Каору.
- Какого черта ты будишь меня в такую рань, Мамуши?
- Ты сам заводил будильник.
- Потому что ты меня просил завести его именно на это время!
- А тебе разве на пробежку не надо, обезьян?
Момо фыркнул и повернулся на бок, лицом к стене, всем своим видом показывая, что ни на какую пробежку и не собирался даже. Но Кайдо такая ситуация совершенно не устраивала. Отказать себе в удовольствии растолкать эту макаку и заставить ее нарезать круги по району? Да ни в коем разе. В случае именно с этим кадром, Каору очень нравилось быть капитаном команды. Можно было и взять на себя такую ответственность, зная, что превзошел своего вечного соперника. Он встал с футона и сгреб Такеши за воротник футболки, приподнимая и легонько встряхивая его.
- Нет уж, ты пойдешь вместе со мной на пробежку, ублюдок. Будешь спорить с капитаном?
- Ты давно не получал что ли?! – Момо вскинулся в момент, но тут же стушевался, поняв, что ляпнул не то. – Сам иди, короче.
- Встал и пошел!

- Одевай, - Момо кинул на собранный уже футон свою школьную форму. – В плечах может быть широковато, но сойдет.
- А ты?
- Одену летнюю, все равно не так давно на зимнюю перешли, скажу, что забыл. И вот давай без всяких там...
Кайдо кивнул, коснувшись ладонью форменного пиджака. Спорить из-за такого довольно таки благородного поступка он не собирался. Все-таки, на улице не так уж и тепло, чтобы ходить в летней форме. Но Такеши явно понимал, что Каору совсем не хочется соваться перед школой домой и снова попадать под горячую руку отца. Все-таки, капитан Сейгаку не прогадал, позвонив именно ему. Да и обратиться больше не к кому было. Напрашиваться, например, к Араи себе дороже. Пусть и не стал бы выспрашивать, что и как, но болтовня бы по клубу пошла однозначно. К кому-то из второгодок – вот еще, он же капитан, как-никак. К Инуи-семпаю стопроцентное нет, Кайдо вообще и представить себе не мог, что снова сможет с ним начать общаться после случившегося. А вот Момо... Сложно было набрать номер и обратиться за помощью, в остальном же это являлось идеальным вариантом.
Такеши уже застегивал пуговицы на своей рубашке, когда Каору понял, что все еще сидит около футона и буравит взглядом форму. Вообще, к нему мало кто был вот так вот просто добр. Чаще боялись, еще с начальной школы. А Момо ему и жизнь когда-то спасал, и всегда на матчах поддерживал, даже несмотря на то, что утверждал, что лучше бы играл в одиночных и не тратил свое время на него и парные. Сколько ругани из-за этого было, уже даже и не упомнить.
- Форму на тренировку тоже мою возьмешь, - добавил Такеши, одернув рубашку. – А после можем вместе к тебе сходить и взять все необходимое.
- Подожди, ты хочешь сказать, что...
- Ну да. Поживешь немного у меня, я уже матери сказал, что твои родители уехали в командировку, а тебе одному некомфортно. Пока твой отец не отойдет толком. Зачем нам увечный капитан перед соревнованиями?
Кайдо даже рот приоткрыл от удивления. Момоширо успел так подсуетиться, что даже не верилось в то, что этот думающий только о еде долговязый парень мог без каких-либо намеков понять ситуацию и даже все решить за него, пытающегося разобраться в себе. Да и к тому же, что и говорить, его компания вполне себе органична. Правда, Каору ощущал некоторую неловкость, потому быстро отвел глаза, снова уперевшись взглядом в школьный пиджак. Теперь он не только жизнью этой макаке обязан.
- Одевайся, и поедем уже.
- Опять поедем?..
Каору решил, что такую блажь Момо, дающего ему крышу над головой, можно спустить и только одарил его тяжелым взглядом, поднимаясь с пола.

Он старался не обращать внимания на то, как вытянулся с того года Момоширо, и без того всегда бывший выше него хоть на пару сантиметров. Но судя по тому, как висела на капитане его куртка, в плечах он действительно раздался неслабо. А вот футболка была едва ли не в обтяжку, в мускулатуре Кайдо своего соперника превосходил. И никак не мог понять, отчего же в нынешнем Сейгаку именно Такеши является самым сильным в плане физической мощи игроком.
Куртка просто накинута на плечи, указания первогодкам розданы. Оставалось только найти как раз таки Момоширо, унесшегося по окончании уроков в буфет и так и не вернувшегося. И если обсудить, кого и на какие матчи ставить в предстоящем региональном турнире можно было бы уже вечером, дома у Такеши, то попробовать подсказанную Ойши-семпаем расстановку для их пары в одиночку не получится. И не важен тот факт, что расстановками они во время матчей и не пользуются. Да и за очередное опоздание вице-капитана не мешало бы погонять вокруг кортов.
А где его еще искать, как не в столовой? Кайдо поправил куртку, про себя отметив, что одеколоном Момо пользуется отвратительным и не выветривающимся, и направился на поиски. Завернул за угол школы, идя от кортов к основному входу в здание, и застыл на месте, как вкопанный. С неизменной тетрадью подмышкой, напротив него стоял виновник всего произошедшего.
- Инуи-семпай?
Кайдо затравленно заозирался, надеясь на то, что где-то поблизости будет проходить хоть кто-нибудь из клуба и можно будет отвлечься, сбежать и в дальнейшем даже и не попадаться на глаза этому человеку. И, конечно же, черт бы побрал этого Момоширо.
- Кайдо, я пришел, чтобы поговорить и...
- А я не думаю, что вам есть о чем говорить с ним, Инуи-семпай.
Каору резко обернулся на голос, так приевшийся за все время знакомства. Такеши согнулся пополам, пытаясь отдышаться. Испарина на лбу, сбившееся дыхание... Он бежал. Но столовая в другой стороне, там, откуда он прибежал, корты, на которых обычно занимаются новички, отрабатывая замахи ракеткой. Как раз там Кайдо был буквально только что. Не важно, на самом деле. Главное, что он вообще явился.
- И мне кажется, - Момо выпрямился и провел тыльной стороной ладони по лбу, - что в дальнейшем мы и сами в состоянии тренировать нашу команду, не нуждаясь более в чьей-то помощи.
Он вышел чуть вперед, едва ли не отодвинув капитана за свою спину. Кайдо нахмурился. Обезьян решил поиграть в рыцаря? Хотя, у него самого даже не было слов для разговора с семпаем. Как себя вообще вести он не знал, не знал, что и думать теперь об Инуи. Такеши спас его, причем в прямом смысле этого слова. Снова спас. Каору скрестил руки на груди, словно закрываясь, и собрал в кулаки ткань форменной куртки.
- Да, вероятность того, что Кайдо расскажет тебе о произошедшем, была очень мала. Но, учитывая то, что форма, одетая на нем велика ему размера на полтора, а ты, Момоширо, вообще в обычном тренировочном костюме, эту ночь он провел у тебя, а, следовательно, вероятность рассказа поднимается до восьмидесяти процентов... Я просто пришел извиниться.
- Это неуместно сейчас, Инуи-семпай.
Он выпрямился во весь рост и наверняка смотрел самым суровым из всех возможных взглядов. Просто этого Кайдо, теперь уже точно закрытый спиной Момо, видеть никак не мог. Чувство защищенности казалось очень уместным, но абсолютно неправильным. Да только избавиться от ощущения того, что рядом со своим вице-капитаном бояться ему нечего, даже самых страшных привидений, не получалось.
- К тому же, у нас тренировка и много дел, не тратьте наше время, пожалуйста, - он развернулся лицом к капитану, за долю секунды успев сменить выражение лица с непроницаемо сурового на свое обычное глупо улыбчивое. – Идем, Мамуши. А извинения, Инуи-семпай, вы можете выслать в письменном виде на мой адрес.

Контрастный душ после активной тренировки, что может быть лучше? Тем более, на этой самой тренировке Каору выложился так, как выкладывался только на самых тяжелых матчах – едва ли не до подкашивающихся ног и обмороков. Уж лучше так, чем постоянно думать о том, что делать, как дальше жить и прочем, прочем, прочем... Все-таки, Инуи-семпай был едва ли не самым близким его другом. Кайдо и не подозревал о том, что он может испытывать к нему отнюдь не дружеские чувства. Вряд ли он сможет с ним и дальше столь тесно общаться. И с Момо переживаниями не поделишься... Сама мысль о том, чтобы открыться ему, смущала.
- Кайдо, - чертова общая душевая при раздевалке, - не беспокойся ни о чем. Если потребуется, я ему и морду набить могу.
- Да заткнись ты уже...
Смущение, как и всегда, приходилось прятать за тихим шипением. Закралась неприятная и параноидальная мысль о том, что и Такеши может быть в него... Вряд ли. Вот уж этот наверняка даже и не подумает о таком, его мысли другим заняты обычно. Да и если бы вдруг нечто подобное произошло – этот прямолинейный придурок не стал бы молчать. Его-то смутить все тяжелее и тяжелее становится.
Но, тем не менее, такие проявления не могли не быть приятны ему. Что-то теплое и приятное разливалось по его телу, заставляя старательно закусывать улыбку.

3.
Такеши никогда бы не подумал, что с Кайдо можно довольно весело проводить время. Расшевелить его, конечно, было сложно. Развести на нормальный разговор и прогнать с лица вечно недовольное выражение. Но оно того стоило. Момо любил видеоигры, и ему нравилось играть в них с кем-нибудь. С Эчизеном скучно, он обыгрывает в два счета, пожимает плечами и убирается к себе домой или еще куда. А у Эйджи-семпая все меньше и меньше времени на развлечения со старыми друзьями из-за своей учебы. Фильмы тоже посмотреть не с кем, только если в кино большой компанией, но там нет того уюта и той атмосферы, что создается только в домашней обстановке у небольшого экрана и сидя на полу у кровати или дивана. С Кайдо же удалось найти общий язык в плане файтингов, перенести соперничество на джойстики и персонажей игр. Затянуть капитана в это удалось не сразу, только взяв на слабо, но Такеши уже даже был вполне себе доволен тем фактом, что Мамуши пока живет у него.
- Хачико смотрим сегодня? – поинтересовался Момо, активно зажимая кнопки ударов на джойстике, вспоминая, как же делать комбо, которое уберет сразу половину жизни у персонажа Кайдо.
- Я смотрел уже, - помедлив немного, ответил Змей.
- Я тоже. Еще раз посмотрим, хороший же фильм!
- Хороший... Ты, чертов читер, как это сделал?!
- Дон-нн!
Такеши с довольной улыбкой глянул на Каору и показал ему язык – вспомнил комбо. Да еще и не одно.

Кайдо Каору никогда бы и не подумал о том, что это вечно голодное недоразумение будет при нем рыдать в голос после просмотренного фильма, уткнувшись лицом в его собственное плечо. Но это происходило и явно не являлось кошмарным сном. Велика вероятность того, что он и сам пустил бы скупую мужскую слезу, при условии того, что пересматривал бы этот фильм один и у себя дома, в закрытой комнате, конечно, но... Никак не на глазах у своего соперника. И вообще, по идее, такая вот сцена должна бы вызвать откровенную неприязнь к размякшему Такеши, но почему-то не вызывала. Кайдо в откровенной растерянности напрягся и боялся даже глубоко вздохнуть, он не имел ни малейшего понятия о том, что нужно делать и как утешить. А еще он проклинал себя за то, что не проявил твердость и не отказался смотреть такой воистину грустный фильм. Не должны, ни в коем случае не должны подобным образом проводить время двое парней.
Парень, борясь с неловкостью, неуверенно похлопал Момо по спине. Странно все это. Затем, повинуясь неясному порыву, он начал легонько его по спине же поглаживать. Как незнакомую, но ластящуюся к нему собаку. По принципу «вроде хочется, но вдруг она бешеная?».
- Ты... Это...
В горле словно застрял какой-то комок, не дающий не то что пару слов связать, но и мысли не пропускающий толком. Неловкие ситуации никогда не были для него коронными. А Такеши всхлипнул еще пару раз и, приподняв голову с его плеча, отвернулся, утыкаясь лицом в поверхность кровати, около которой они и сидели. Скорее всего, и он в тот момент чувствовал себя неловко. Да какое там «скорее всего», определенно. Демонстрировать свои слабости – какому парню это придется по душе? Он сам вообще со стыда сгорел бы.
- Извини, - пробурчал Момоширо. Голос звучал глухо и немного сипловато.
- Ничего.
Наверное. Каору не совсем четко, но все же понимал, что вряд ли после этого, да и вообще после этих нескольких дней, проведенных рядом с Такеши, будет относиться к нему по-прежнему. В нем самом начинало строиться что-то необычайно хрупкое и пока неясное, но явно не отрицательное. Вечно раздражающий его обезьян переставал раздражать. Но толком начать отдавать этому отчет мешали попытки определиться с другим отношением, отношением к Инуи-семпаю.
- Зато теперь мы оба знаем друг о друге то, чего не должны знать другие, - паренек снова повернулся к нему, выпрямляясь и вытирая влагу с лица тыльными сторонами ладоней. А еще он нелепо улыбался. И Кайдо подумал о том, что, наверное, Такеши гораздо сильнее его, раз не стал сдерживать эмоции и показал ему свои слезы.
- Сходи и умойся, - Каору быстро отвернулся, понимая, что из-за глупого смущения краска начала заливать его лицо. – Тупая макака.

Момо как мог пытался разрядить обстановку за их столиком в кафе. В перерывах между пережевываниями пищи, конечно же. Кайдо сидел напротив него, мрачный, как тучи, предвещавшие дождь, что сгущались за окном. Он потягивал газировку из стаканчика и угрюмо поедал картошку фри из его, Такеши, порции. Неразлучная троица второгодок, в присутствии капитана команды, да и вообще страшного человека, по их мнению, сидела тише воды, ниже травы, боясь и пискнуть. А Эчизену просто было скучно, и он этого даже и не старался скрыть. Но Момоширо такая атмосфера вокруг не устраивала. Потому он жевал и болтал. Сначала пытался делать это одновременно, но едва не подавившись гамбургером, решил не рисковать, даже несмотря на навыки подобного. Неуютно ему было. Он прекрасно понимал, что виной тому как раз таки не самый общительный Кайдо, которого он потащил вместе с Ремой и компанией сначала до спортивного магазина, а потом и до ближайшего кафе, ибо тучи, плохая погода, переждать бы надо. Да и желудок самого Момо начал предъявлять хозяину претензии, а соображать толком без его участия парень не мог. А теперь он представлял, в каком поганом настроении Мамуши будет вечером, и сам еле удерживался от всеобщего уныния.
- А кстати, мы против кого в выходные играем-то? – поинтересовался Такеши, прожевав очередной кусок гамбургера.
- Момо-семпай, - хмыкнул Эчизен, - ты же вице-капитан, неужели не в курсе?
- Глупый обезьян, - исподлобья глянул на него Кайдо. – Я тебе давал распечатки с расписанием матчей.
- Ой, Мамуши, там так много бумажек было, что мне как-то даже страшно было начинать их разбирать, - отмахнулся парень. – Так против кого?
- Да какая разница? – подал голос Хорио. – На региональных соревнованиях мы всех сделаем!
- Ты даже не в команде, - фыркнул Момо. – Хотя, прав.
Кайдо тихо зашипел, окинув всю компанию тяжелым взглядом, и отвернулся к окну, на стекле которого уже появлялись первые капли начинающегося дождя. Такеши же грустно осмотрел опустевший поднос и задумался о том, чего бы еще заказать. Растущий организм, и все такое.
- Еще картошки хочешь, Мамуши?
- Момо-семпай сегодня платит? – поинтересовался Эчизен.
- Не, у меня денег только на нас двоих... На мели мы сегодня, ага.
- Вы?
- Заткнешься уже, может, макака?
Такеши удивленно сморгнул и, пожав плечами, устремил свой взор на табло с перечнем имеющегося фаст-фуда. Его уже интересовало только это. И он абсолютно не обратил внимания на мелькнувший в глазах Ремы огонек интереса.
- То есть, вы с Кайдо-семпаем теперь как Ойши-семпай и Кикумару-семпай?
- В смысле? Эчизен, ты же знаешь, нам до их уровня еще долго. Да, Мамуши?
- Я не о том. В смысле, вы вместе?
Взгляды второгодок устремились на Момоширо, все-таки, на Каору смотреть во все глаза мальчишки явно опасались. А вот сам Такеши просто непонимающе моргал. И совершенно не мог понять, почему капитан покраснел и замер. Будто затишье перед бурей.
- Вместе, да. Мы же играем вместе. И живем пока тоже вместе. А ты чего ввиду имеешь?
- Ты совсем идиот? – Кайдо подскочил со своего места, чуть не сбив столик. – Нас... Тебя и меня... Да иди ты к черту, ублюдок!
Он пулей вылетел из-за стола и выбежал из кафе. Момо судорожно пытался сообразить, что же только что произошло, и как ему себя вести. Понял он только одно – разобраться можно и поймав первым делом змееныша. Из него же можно вытрясти все и на месте. Парень выгреб из карманов деньги, бросил их на столик и, поднявшись, перед тем, как унестись следом за Кайдо, сказал:
- Кто-то что-то не так понял. Кто и что – пока не знаю.

Дождь только начинал моросить, когда Каору выбежал из кафе. Но вот эта самая морось всегда казалась ему самой неприятной. На месте стоять он не планировал, все-таки, сбежал-то на эмоции, не до конца еще понятной ему самому, но определенно тесно связанной с произошедшим с Инуи-семпаем. Осознавал он только одно – сейчас надо бежать, и бежать как можно дальше, чтобы хоть немного, но побыть в одиночестве, без ставшей уже постоянной компании Момоширо. Да, отвлекает от проблемы, но не искореняет ее и необходимость в размышлениях.
А в голове колотилась только одна мысль «Я не такой». И Кайдо не сразу понял, что уже приевшийся голос Такеши его окликает. Только когда его запястье оказалось сжатым в железной хватке ладони вице-капитана, он, наконец, обернулся и остановился, как вкопанный, чудом по инерции не подавшись вперед и не свалившись на мокрый асфальт. Дождь уже успел разойтись. Быстро. Значит, и продолжится совсем недолго.
Момо тяжело дышал и не торопился выпускать его руку из своей. В его глазах плескалось явное беспокойство и непонимание. Воистину, глупая мартышка. Хотя, буквально неделю назад он и сам не догадался бы сразу о том, что же имел в виду Эчизен. Да и к тому же, неделю назад этого разговора просто не состоялось бы.
- Ты заболеть можешь, Мамуши, - сказал Такеши, сверля его своими фиалковыми глазами. Необычный у них цвет, кстати.
- Ты тоже, - Кайдо вырвал наконец свою руку и отвел взгляд.
- А чего там произошло-то?
- Этот мелкий предположил, что мы как Инуи-семпай, - напрямую сказать не получалось, но уж такой намек даже такой не всегда сообразительный парень понять должен. По идее.
- Этот мелкий с тебя ростом... Подожди, в том самом смысле? – Каору мельком скользнул по Момо взглядом – фиалковые глаза округлились в удивлении. – Значит, Эйджи-семпай и Ойши-семпай...
Капитан повел плечами, дождевая вода уже умудрилась пробраться под школьную форму и теперь неприятными дорожками скатывалась не только по витринам магазинов, но еще и по его спине. Он даже позавидовал Момоширо, который явно проще воспринимает такие новости. Вспомнить хотя бы его реакцию на рассказ, пусть и сумбурный, но все же, об Инуи-семпае. Придурок непосредственный. Самому ему одновременно и не хотелось даже думать об этом, но и не получалось мысленно то и дело не возвращаться. А уж факт того, что о нем и Момо могли подумать такое...
- Вот почему у Эйджи-семпая нет на меня времени, - вынес свой вердикт Такеши, на пару мгновений обиженно нахмурившись. – Блин, мог бы и сразу сказать, а не отмазываться учебой.
- Ты бы на его месте о таком рассказал?
- Себе – да. Домой? Ты весь мокрый.
- На себя посмотри, - Кайдо зашипел, пряча руки в карманы.

@темы: Prince of Tennis, fanfic, slash

URL
   

Без Гильденстерна

главная