rosenkrantzdead
Название: По наклонной
Автор: Rosenkrantz
Фэндом: Prince of Tennis
Пейринг: Ато/Джи
Рейтинг: R за наркоту
Жанр: AU, ангст, драма.
От автора: Сет пересмотрел «Реквием по мечте» и снова решил поднять эту тему. Не читать противникам наркоты в принцефендоме, помним? И это, конечно же, постканон. Героям по девятнадцать лет

Глава 3.
Джиро не сразу заметил, что Атобе сидит рядом с ним. Только когда ладонь любимого ложится на его плечо – вздрагивает и как-то замедленно поворачивает голову. Моргает, спустя пару минут вроде как изучения лица Кейго. Глаза его почти ничего не выражают. И только на губах начинает играть какая-то блуждающая улыбка.
- Чем ты занимался, пока меня не было?
- А? – начинает моргать активнее, в карих глазах отчетливое осознание. Мальчик взял себя в руки. – Да ничем таким. Ничем.
- Собаку кормил?
- Не помню, - мотает головой и тут же морщит лоб, будто пытаясь вспомнить. – Я скучал.
И обвивает руками шею Атобе. Носом тыкается в область плеча куда-то, жмется всем телом. И мелко дрожит.
- Тебе холодно? – интересуется Кейго, обнимая в ответ.
- Мне страшно.
- Страшно?..
Молчит. Ничего больше не говорит, и говорить явно не собирается. Атобе только и может что шептать что-то приободряющее ему на ухо и гладить по спине, даже не зная, чего боится его рыжее солнце. И на самом ли деле боится? Или же только несет какой-то свой героиновый бред? Кейго знает, что если задерет рукав его пуловера, то увидит прямо на венке запекшуюся капельку крови. Новое развлечение. Жгут, шприц, укол. Левел-ап и последний этап. А дальше только соскакивать или умирать. Ну, а умирать, так совместно. Потому, когда увидел однажды, потребовал дозу и себе. Безрассудство было чуждо ему. Но он не мог позволить рыжему оставить его.
А возможно и сам начинал сходить с ума от принимаемых таблеток и волнений. А еще из-за все чаще случающихся ссор, походящих на замкнутый круг, а не на решение проблемы. Всегда одно и то же. И никаких новых аргументов.
Но он любит это маленькое, дрожащее. О чем не преминул ему шепнуть на ухо:
- Я люблю тебя.
И не устанет повторять. Несмотря ни на что.
Да только тело в его руках дрожать не перестает, как бы крепко не прижимал его к своей груди.

Рыжий проводит языком по его набухшей вене и поднимает хитрющий взгляд прищуренных карих глаз. Такие его касания возбуждают и дразнят гораздо больше каких-либо более откровенных ласк. Атобе коротко и шумно выдыхает и тут же закусывает губу, уголки рта чуть кривя в легкой усмешке – маскировка. А взгляд скрыть несложно – глаза прикрыть, всего и делов.
Капелька пота по виску – да сколько ж можно тянуть? В таких делах... Не стоит, право слово. Укол не профессиональный, рука пока не набита, немного больно. Крупицы жизни вон – с жидкостью по вене. Откровеннейшая глупость, не дело, нельзя так. Мораль вместе с кусочками разума на заднем плане. Ему это чуждо. Но обоим это уже необходимо почти жизненно. Мысль молнией – надо найти хорошую клинику. Не согласится.
Кейго заваливается назад, раскидывая руки в стороны, чувствуя, как предплечье освобождается от сдернутого жгута. Он дышит тяжело, ощущает, как чужие... нет, совсем даже не чужие, родные такие... руки прикасаются к телу, пробираются под рубашку, чувства вспышками.
Это – начало конца?..

Отец в бешенстве. Кейго бледнее обычного, рукав рубашки закатан, мысли совершенно не здесь. А щека горит от пощечины, полученной от отца. Рука у него тяжелая, не просто офисный планктон, все-таки. Ухмылкой по губам, сам бы за такое своего отпрыска убил. Да только не светит ему счастливое будущее с выводком детенышей. И не нужно оно ему, собственно.
- Мой сын – наркоман! – старший Атобе ходит по комнате из стороны в сторону, нервно, быстро. – Да как такое вообще возможно? Все тот мальчишка. Я предупреждал – до добра эта связь не доведет.
- Он Джиро, - твердость тона – семейное качество, от него не избавишься.
Отец бросает на него взгляд, полный ненависти. Нет. Не совсем. В нем сквозит омерзение. Конечно, кто бы мог сомневаться в том, что сын-наркоман ему будет противен. Как сразу не отказался от него – загадка. Хотя нет. Отрывочные логические мысли. Если отречется от сына – пойдут слухи, все раскроется, удар по репутации. Для них обоих, кстати. Кейго тоже не прельщает подобная перспектива.
- Ты больше его не увидишь, понял меня? И немедленно отправишься на лечение.
Он вздрогнул. Как, спрашивается, проще всего решить проблему? Избавиться от ее источника. А как обычно избавляются от источников проблем в этой семье? Глупо даже предполагать, что связей с криминальными элементами отец не имеет. Кейго это и известно, не зря же он – будущий глава, наследник и все такое. Глаза сузились, губы сжались. Панические мысли и опасения – бьющейся венкой на виске. Надо собраться и быстро найти решение самому.
Бинго. Все логично, пусть и предполагает удар по себе. А без рыжего и репутация на задний план отодвигается.
- Если с его головы упадет хоть один волос – общественности станет известно о том, что твой сын сидит на героине.
- Ты не посмеешь.
- Хочешь проверить?
И во взгляде все – решимость, обреченность, готовность защитить любой ценой. Он действительно способен пойти на такое. Гордость, нежелание, чтобы узнали, конечно, присутствует. Да только...
Кейго поднимается с дивана, убирает с лица волосы, разметавшиеся, когда по морде получил, раскатывает рукав, застегая на нем пуговицу. Больше даже и не смотрит на отца, оправляя воротник рубашки.
- Я домой. Ты предупрежден.
А если старшему Атобе ударит в голову и от наследника избавиться? Вряд ли. Он же не передаст свои дела постороннему человеку. Не такой человек. А, зная о некоторых подробностях его половой жизни, предположить, что озаботится выведением нового носителя его генов – почти невозможно.
Отец не останавливает, да только ухмылка на его губах и нехороший блеск в глазах дают понять, что к обычной своей жизни сын черта с два вернется.

Счета заморожены, наличности почти нет, Джиро трясет и ломает. Проблема на проблеме. Кейго касается пальцами висков, ему самому не так уж и хорошо, пусть и лучше чем свернувшемуся в клубок на кровати рыжику.
- Да заткнись ты, - бросает Атобе, ему надоели уже подвывания любимого.
А тот, только назло, прибавляет громкости. Хочется его ударить. Нельзя, нельзя. Эти мысли вызваны исключительно ломкой, раздражение не его. Но сдерживается на остатках воли.
- Прости, - шумным выдохом, чтобы хоть как-то заткнуть. – Я придумаю что-нибудь. Поверь мне.
- Отправишь меня на панель? – господи, откуда в нем столько яда и злобы взялось?
Кейго резко разворачивается – действие пульсирующей болью – и бросает испепеляющий взгляд на это худое и рыжее. Вспышка ярости, хватает за волосы, приподнимая голову.
- Думай, что ты говоришь и кому, - шипением прямо в лицо.
- Ударишь? – губы кривятся в вызывающей усмешке.
Атобе выпускает пряди волос из-за своих пальцев. Придурок рыжий. Раздражает, но вот до того, чтобы избить – он не опустится. Короткая, слабая мысль о том, что он же все-таки его любит. Прячет лицо в ладонях. Больно.

@темы: Prince of Tennis, fanfic, slash