20:52 

Ты и твоя деочка "слишком". 1 глава.

rosenkrantzdead
Название: Ты и твоя девочка "слишком".
Автор: Rosenkrantz
Фендом: ориджинал.
Рейтинг: PG-13
От автора: POV и UST главной героини. Относительно главной.
Саммари: простая актриса второго плана, ее кумир, "первая скрипка", кажущаяся недосягаемой, но на деле тоже живая. Любовь, которую нельзя выразить, слова, которые нельзя озвучить.
Состояние: в процессе

1.
Оторвать от нее взгляд было сложно. Офелия затмевала Гамлета. Это было органично, но какая-то там логика отсутствовала напрочь. Я смяла в руке программку и проехалась щекой по пыльной кулисе, пошатнувшись, с трудом удержавшись на ногах. Она играла так, словно жила своей ролью. Когда я наблюдала за ней на сцене, мне так и казалось, я верила ей на все сто. Но стоило занавесу опуститься... Как с нашей ведущей актрисы слетала ее роль, разрушая в моей голове все образы, что я успевала себе понастроить. В такие моменты я завидовала зрителям, сидящим в зале. Они могли обманываться всегда. Программка полетела к моим ногам, когда Офелия запела. Нет. Не точно. Она лишь напевала абсурдные строки, что были предписаны ролью, но так, что мне казалось, что эта девушка и вправду не в своем уме. Цветы розданы, Офелия уходит. Уплывает, в только ей известные дали. Она шагает за кулисы и исчезает.
И вот, мимо меня уже прошла Владимирова Юлия, ведущая актриса, но ни в коем случае не Офелия. Слишком быстрый поворот, слишком резкое изменение типажа. Была нежной и помешаной, стала обычной и безразличной. Я повернулась, вцепившись пальцами в ткань кулисы, только чтобы посмотреть ей вслед, поймать четкую походку уверенного в себе человека. А хотелось всегда встретить ответный взгляд, а не буравить ее спину своим. Не суждено, наверное. Я всегда сомневалась в том, что Юля может помнить даже мое имя. Мы ведь и не контактировали почти. Она на первых ролях, а я на самых задних, массовых и незаметных. А в постановке "Гамлета" мне места нет и подавно. Я еще работаю в нашем театре только из любви к нему, к искусству, к тем незабвенным ощущениям, что снисходят, когда смотришь спектакль из-за кулис, а порой еще и чувствуешь себя частью его, выходя на сцену. Владимирова портила всю картину моего видения гениального актера. Но не следить за ней не получалось.
- Саш, не стой на дороге, - над самым моим ухом буркнул мне Витька, игравший Розенкранца.
Я послушно вжалась в кулису, пропуская его поближе к сцене. На одной из репетиций Юлия в открытую назвала режиссера олухом. Только потому что на роль именно этого персонажа взяли "мажористую бездарь Виталика". А то, что у нас и Гертруда с Клавдием до ее уровня не дотягивают - мелочи жизни. Наверное, Витьку она просто не любила. Хотя, мне он тоже не нравился никогда. Но не стану же я высказывать возмущение по поводу грубого тона или еще чего-то? С моими птичьими правами...
Я снова обернулась, выискивая взглядом Юлю. Долго искать не пришлось - она что-то явно вдалбливала нашему режиссеру. Причем, судя по мученической физиономии оного, разговор снова был не из приятных. Она раздраженно убрала с лица светлую прядь. Именно в этот момент парик не гармонировал с образом. Юлия стала Юлькой. Смешной и нахохлившейся. У меня на губах даже улыбка скользнула. Мимолетом.
Когда Юлька пришла к нам в театр, я уже год в нем работала. Он успел стать для меня едва ли не вторым домом, пристанищем, что ли. Все так тихо и спокойно текло, что работа казалась мне лучшим отдыхом. Конфликты, конечно, какие-то происходили. Но, в основном, такие незаметные. Были и свои ведущие, но кого-то конкретного режиссеры всем скопом не выделяли, у каждого были свои фавориты. Да в нашем мелком и провинциальном конкуренции-то не было и в помине. Так, по мелочам. А явилась Владимирова и нагнула театр. Ничем вроде не примечательная девчонка, пусть и направленная по протекции директора местного училища культуры, завоевала всеобщую любовь режиссеров, несмотря на жуткий характер. Она ловила любую роль, могла сыграть все. Но исключительно по-своему. Режиссеров она слушать просто отказывалась.
И бесила Владимирова многих из актерского состава. Слухов о ней ползло... Тьма тьмущая. Да только неподтвержденные все, толку от них - только потешить наших кумушек-злословок.
Меня же манил ее талант. Гений, что уж там. Мне никогда такой не стать, вот и выбрала себе, наверное, столь близкий объект для поклонения. Да и эти ее метаморфозы... Она всегда действительно играла, не жила ролью. Но играла так, что никто бы и никогда этой разницы не уловил. Юлия казалась мне человеком, не способным принадлежать этому миру. Чем-то отстраненным и потому недосягаемым. Я и не пыталась с ней сблизиться, как бы мне не хотелось этого. Хотя, в театре она почти и не общалась ни с кем. То, что происходило за стенами нашего храма искусства было скрыто от нас, приземленных актеришек. А меня и не интересовало.

В тот день в театре пришлось задержаться - помогала с декорациями для следующего спектакля. Людей нам не хватает, средств на заказ тоже, вот и приходится порой делать что-то самим. Я пропустила последний автобус. Домой шла около сорока минут, еще и самым быстрым шагом. Не повезло мне жить в таком отдалении от любимой работы. И уже во дворе распознала чересчур знакомую мне куртку. Вообще, таких курток куча может быть, да только удивление заставило забится сердце чуть быстрей. Чего Юльке могло понадобиться в моем дворе в столь поздний час? Синицей мелькнула мысль о том, что она меня ждать может. Да только сразу же отбросить ее пришлось. Невозможно. Мы даже не здоровались никогда.
А еще она курила. И это, на удивление, было тоже очень органично. На меня она даже не взглянула. Только когда я целенаправленно (поборов все, что можно было внутри себя перебороть) подошла к ней, она отбросила в сторону окурок и скользнула по мне взглядом. Нечто вроде узнавания в нем мелькнуло и она кивнула мне головой. Что уже можно было счесть за счастье и расплыться лужицей у ее ног. Но не тот момент, не тот.
- А ты чего тут?.. - договорить мне не дал какой-то спазм в горле. Странный первый разговор с кумиром. Даже поздороватся не пришло в голову. По-панибратски так... Обидно за себя стало, что просто и смотреть на нее страшно. Потому и взгляд куда-то в землю тут же направился.
Юля отвечать не спешила. Из кармана она достала пачку сигарет. Неторопливо закурила, выпустила дым.
- Жду девушку. У нас в программе ночные прогулки и встреча рассвета.
Смысл сказанного до меня доходил долго. Встреча рассвета с девушкой. Романтика вроде как. Да только Юля ведь тоже девушка. А предположить, что она из "этих" мне вообще в голову не приходило. Я как-то никогда не задумывалась о том, что и у нее тоже может быть личная жизнь.
- Подругу? - не уточнить я не могла. Это казалось чем-то жизненноважным.
- Девушку, - она усмехнулась, ловя мой удивленный взгляд.
Она так открыто говорила подобное, что это могло показаться шуткой. Но нет. Даже учитывая тот факт, что мы и не общались никогда, я ей поверила. Глупость, конечно, верить актрисе. Просто потому, что это была именно она мне хотелось ей верить во всем.
- Юля-аа! - слишком громко, слишком много обвиняющих ноток, слишком. - Стоило мне подзадержаться, как мне сразу принимаются искать замену?
Девушка с кодовым именем "слишком" приблизилась к нам и шутливо пихнула Владимирову кулаком в бок. Я видела ее, но не часто. В соседних подъездах с ней жила. Вроде даже и в одной школе училась. Невысокая, мелкая даже. Худая и угловатая. Всегда веселая, улыбающаяся. Волосы на прямой пробор, без челки, от чего голова казалась яйцеподобной. Девчонка, совсем не подходящая нашей гениальной Юле. Я только краем глаза уловила, как пальцы ведущей актрисы переплелись с пальцами ее девушки. Тут же улыбнулась, распрощавшись с ними и направившись домой едва ли не бегом. А их сцепленные руки перед глазами так и стояли. И не понятно от чего.

Утром следующего дня Юля опоздала. Причем безбожно и на два часа. Репетиция застопорилась из-за нее, режиссер носился в панике так, как никогда до ее появления в театре. А напудренные мадам яро перемывали ей кости, обсуждая каких-то не существующих, но неизменно ублюдочных ее кавалеров.
- Мы проспали, - заговорщицкий шепот, дыхание и губы, почти коснувшиеся моих волос, заставили вздрогнуть.
- Ты и твоя девочка "слишком"? - тихо, но она услышала. И фыркнула, пройдя мимо меня.
Она открылась для меня с новой стороны. Она была живой. А не просто выдуманным мною идолом. Живой и слишком настоящей. До дрожи в коленях и пульсации в висках. И осознание того, что у меня и у нее может иметься какое-то общее знание, то, о чем не в курсе наши примадоны, заставляло чувствовать свою значимость. Я начала наблюдать за ней новым взглядом.

В перерыве, любезно устроенном нам режиссером, Юлька утащила меня на улицу - курить. Просто подошла ко мне, стоящей у ряда кресел, смотрящей на сцену, и кивком головы велела мне следовать за ней. Вложила в руку сигарету и чиркнула зажигалкой. Даже не спросила моего мнения. А я ведь никогда и не курила до того момента. С первой же затяжки закашлялась так, что вокруг ничего заметить не могла. Ее любопытного взгляда тем более.
- Теперь у меня тоже есть чем тебя если что шантажировать, - в голосе слышалась ирония. - Знаешь...
- Саша.
- Знаешь, Саш, я была бы благодарна тебе, если бы ты не трепалась о том, что узнала вчера. Мне безразлично. А вот Яна не любит публичного внимания к нашим отношениям, пусть и подшучивает над этим.
Мне стало обидно. Я ведь не похожа на болтливого человека. А уж о таком, да тем более с участием Владимировой не рассказала бы и под дулом пистолета. Даже в голову не пришло бы. Я только насупилась, откидывая в сторону сигарету - не было сил затянуться снова. Да я и не планировала начинать курить. Противно это, Юлька ведь только легкие себе портит, удовольствия я никакого не почувствовала.
- Попытаются чмырить меня - плевать, - продолжила она. - Хоть каким-то боком ее коснется - душу выну.
- Ты меня обижаешь, - просто, только встретив серьезный взгляд зеленых глаз.
- Я понимаю. Предосторожности.
- От меня о девочке "слишком" не узнает никто. Ты бы сама лучше не афишировала.
- Ты - мышь. Не страшно.
Затушила носком кросоовка брошеный под ноги окурок, развернулась и ушла обратно в театр. Я была не в состоянии ее понять. Что вот это было? Просьба, угроза, попытка показать, кто тут главный и ткнуть в подлежащее мне место? Застыв в ступоре, я еще пару минут просто торчала на улице, обдуваемая зябким ветром и смотрящая на дверь.

@темы: fem-slash, original

URL
   

Без Гильденстерна

главная