rosenkrantzdead
Название: По наклонной
Автор: Set
Фэндом: Prince of Tennis
Пейринг: Ато/Джи
Рейтинг: R за наркоту
Жанр: AU, ангст, драма.
От автора: Сет пересмотрел «Реквием по мечте» и снова решил поднять эту тему. Не читать противникам наркоты в принцефендоме, помним? И это, конечно же, постканон. Героям по девятнадцать лет.

Глава 1.
- Я люблю тебя.
И улыбка от уха до уха. Он любит, он обожает, он боготворит и готов все отдать за один его теплый взгляд. Атобе знает, понимает, принимает и любит так же безудержно, безоговорочно, всего себя ему посвящая. Тонкие руки обвивают его шею. Джиро прикасается лбом к его лбу, трется носом, зарывается пальцами в седоватые пряди на затылке. Кейго легко поднимает его, отрывает от земли, прижимая к себе худощавое маленькое тельце. И дарит этот самый теплый взгляд, столь желанный. Улыбка рыжего шире, он тыкается губами, закрывая глаза. И Атобе ловит поцелуй, нежный, но такой долгий и проникновенный, что страшно оторваться. Сколько это еще продлится? Да не имеет значения, когда они счастливы. Время летит быстрее, но и это не важно. Оно у них есть, вот что главное.
- Я знаю, Джиро, - шепчет ему на ухо, обжигая дыханием. – Я тоже.
И срывается в поцелуй уже более глубокий и многообещающий, задирает футболку, пробегая пальцами по коже. Рыжик забавно ежится от его прикосновений, отрывается от него, отбегает на пару шагов, дразня и пряча руки в карманах. На губах шкодливая улыбка маленького чертенка. Атобе вопросительно изгибает бровь, наблюдая за ним, не спешит приближаться. А Джиро роется в карманах, что-то ищет. Затем достает прозрачный пластиковый пакетик, на дне которого небольшая горстка таблеток. На миг по лицу Кейго пробегает тень, в глазах мелькает что-то, его это не устраивает.
- Углубим ощущения, Атобе?
Кейго сдвигает брови, складывает руки на груди, давая понять – ему хорошо и без этого. Просто рядом был бы, кайф он от одного присутствия словит.
- Всего один разик. Давай, а?
Джи склоняет голову набок с просящим выражением на лице, с мольбой в глазах. Когда он не спит, он торопится жить. Словно восполняет то время, что проводит на подушке. Гиперактивность, желание все на себе попробовать, будь то пирожное в кафешке у черта на куличках, утянутая у Атобе тайком сигарета или вот это. Ему все интересно. И его не заботят последствия. Экспериментатор хренов. А еще спортсмен! Правда, как и он, бывший уже. Нет времени на теннис, школьные годы прошли. Изредка, по выходным они, конечно, выбираются на корт, но гораздо чаще эти самые выходные проводят просто вместе, вдвоем. Какой, к черту, теннис, когда с графиком Кейго надо спешить любить?
- Не стоит. Нам ведь и так хорошо.
- А с этим, - трясет пакетиком, - еще лучше будет.
И Атобе сдается. Не может он устоять перед таким взглядом любимых карих глаз. Манипулятор маленький. Он никогда бы не подумал, что будет так легко идти у него на поводу. Ну да от одной таблетки хуже не станет. Чем бы дитя не тешилось... Да только он не в курсе, что его рыжее чудо успело на эту гадость каким-то невероятным образом уже подсесть.
Он заглатывает таблетку, смотрит на Джиро. Мол, доволен, мелкий? Тот быстро закидывает свое колесико в рот и кидается на шею любимому. На срыве целует, не заботясь об экономии воздуха, дыхания. Мелочи это. Он упорно думает, что легко с этого дела соскочит. Поиграется только еще немножко. Усилит ощущения.

- Запредельно было, а? – улыбка блуждающая на губах.
Джиро проводит кончиками пальцев по обнаженной груди любимого, наблюдая за ним с этой улыбкой и чуть затуманенным взором. Ему кажется, что повторить это было бы не плохо, но не знает, согласится ли Атобе снова. Сам он всегда может закинуться таблеткой перед очередной жаркой ночью, но ему очень хочется, чтобы и Кейго было так же здорово, как и ему. Чтобы он разделял его ощущения целиком и полностью. Но боится сказать. По крайней мере, не сейчас.
Атобе молчит, его глаза закрыты. Можно подумать, что он спит, но нет. Он вздрагивает от прикосновений маленьких пальчиков к своей коже, борясь с желанием притянуть к себе рыжего и повторить. Снова и снова. Улетая черт знает куда, в такие неведомые дали, что и не снилось ни одному из них. Углубить ощущения, как он выразился. Но знает же, что не приведет это ни к чему хорошему. И обещает себе, что больше не пойдет на поводу этих умоляющих глаз. Он же сильный. Не в пример сильнее некоторых тут рядом лежащих.
- Я люблю тебя, - просто отвечает, не открывая глаз.
- Я бы хотел жить у моря. Слушать по утрам шум прибоя. Купаться ночами. С тобой.
- Я куплю тебе домик у моря.
- Нам, Атобе.
- Нам.
- Только чтобы он был маленьким и уютным. Со всего лишь одной спальней. И одним этажом. Но с пыльным чердаком. И качелями во дворе.
- Все, что пожелаешь.
- Все-все?..
- В разумных пределах.
- Это здорово будет.
- Не сомневаюсь.
Джиро придвигается к нему и тыкается носом куда-то в подмышку. Атобе обнимает его, прижимает к себе. И понимает, что сейчас уснет. А когда проснется, увидит сопящее рядом рыжее солнце. Есть счастье в этом мире. Есть, определенно. Его счастье рядом с этим непоседой. И ни как иначе.
- А еще мы разобьем садик. И будем часами загорать на крыше. Собаку заведем.
- Угу, а еще поженимся, отрастим пивные брюшки и заведем детей.
Тихий смех рыжика заставляет уголки губ невольно поползти вверх в улыбке. И провалиться в сон.

- Качели!
- Ну, я же обещал.
Джиро носится от качелей в дом и обратно. Пышущий энергией. С губ его не сходит эта довольная улыбка. И Атобе кажется, что он мог бы наблюдать за ним таким, счастливым и радостным, хоть всю жизнь. Ветер играет с его волосами, то и дело приходится заправлять за ухо непослушные пряди. Он поводит плечами. Все ж таки, налетающий то и дело морской бриз прохладен. Но счастливая мордашка любимого восполняет все неудобства.
- И что, мы теперь тут будем жить, да, Атобе?
- Да.
- Всегда-всегда?
- Конечно.
- Здорово. А собаку?..
- Будет тебе собака.
Рыжик подпрыгивает, едва ли хуже Гакуто, и кидается на шею Кейго. Он мечтает о том, чтобы все так и продолжалось. Атобе, обнимая его, скользит руками вниз и забирается в задние карманы. Находит там заветный пластиковый пакетик и выуживает его. Машет им перед лицом Джиро. И безапелляционно заявляет:
- А вот с этим пора завязывать.
- Угу. Я завяжу.
Когда-нибудь. Потом. Ловко выхватывает пакетик, быстро достает таблетку и закидывает в рот. И уносится в дом. Дальше территорию обследовать. А Кейго только недовольно морщится. Единственное омрачающее обстоятельство.

- Ты больше от меня денег не получишь, - грохает об стол чашку с недопитым кофе и достает из кармана брюк пачку сигарет.
- Но ты же тоже их принимаешь, Атобе!
- Я завяжу без проблем, - огрызается.
Джиро поднимается со стула и вплотную приближается к нему. Выражение в глазах заискивающее, улыбка виноватая. Из рук забирает пачку, вытаскивает себе сигарету, зная прекрасно, что Кейго против того, чтобы он курил, пусть уже и не так радикально, как раньше. Чиркает зажигалкой, каждой клеточкой ощущая его недовольство. И выдыхает дым прямо ему в лицо. Атобе морщится и отбирает пачку.
- В последний разик повеселимся, Атобе?
- Только в последний. И денег больше не получишь.
- Ага.
И еще одну струю дыма в лицо. С такой привычной и родной улыбкой от уха до уха. Которой так сложно сопротивляться.
- Придурок.
- Ага.

Глава 2.
Белая дорожка на прозрачной поверхности стеклянного стола вызывает некоторые опасения. Атобе с сомнением смотрит на то, как она исчезает в трубочке, предназначенной для втягивания этого порошка, на то, как рыжий запрокидывает голову и шумно выдыхает, на то, как его язык быстро скользит по губам. Он закрывает глаза. Не может на это смотреть спокойно, без самобичевания. Слабаком он не был, так почему же позволял дражайшему существу так изгаляться над ними обоими?.. Кейго выходит из комнаты, громко хлопая дверью, зная, что сейчас рыжий просечет факт его нахождения в одной с ним комнате. Поймет, что Атобе все видел, и будет долго удивляться, почему же он не прервал процедуру.
Кейго прислоняется к стене рядом с дверью, не в силах уйти куда-то дальше. Прикрывает глаза, закусывает губу. Не в силах он запретить что-то рыжему упрямцу, по сути, никогда не мог. Восхищение не есть послушание. Атобе тяжело дышит, как будто это не Джиро, а он сейчас в гостиной втягивал кокаин через трубочку.
- Эй, - тихий голос, неслышно открытая дверь, невесомое прикосновение к руке. – Прости.
- Если ты оставишь меня, я не прощу тебя, - не открывая глаз.
- Не оставлю. Никогда. И даже передоз не разлучит нас.
- Мне не нравится такой твой юмор.
- Догадываюсь.
Атобе открывает глаза и с раздражением смотрит на Джиро. Затем щелкает его по носу, легонько, но рыжий тут же зажмуривается.

- Если бы я был художником, я бы только и делал, что рисовал тебя.
Атобе поворачивается и недоуменно смотрит на рыжего, валяющегося на их постели. Ему не кажется, что любимому хватило бы усидчивости для того, чтобы часами торчать около мольберта. Но ему определенно льстят такие мысли. Он усмехается и задвигает шторы.
- Ты подался бы только в мангаки, - отвечает по возможности сухо, но где-то в уголках губ все равно прячется улыбка.
Рыжий перегибается через край кровати и задвигает под нее только-только прочитанный томик. И тут же перекатывается на спину с самым невинным выражением лица. Он до сих пор читает мангу и восхищается супергероями, как когда-то давно. Этого у него не отнять. Он, наверное, и Кейго сравнивает с ними. Вот только в чью пользу перевес – неизвестно. Атобе хочет надеяться на то, что в его.
- Манга о тебе стала бы слишком популярной. И кто-нибудь провел бы аналог с персонажем и тобой. Тогда бы я тебя вообще из толпы фанаток не вытащил.
Бурчит, ярко представляя уже подобную перспективу. У него вообще фантазия богатая. А еще расширенная. И стоит закрыть глаза, как все это видится вживую. Он мотает головой, отгоняя от себя подобные мысли и широко улыбается, рассматривая Атобе, стоящего у занавешенного окна. Смотрит на него в перевернутом виде, снизу вверх скользя взглядом. Его действительно было бы здорово нарисовать. Потому что описать слов не только ему не хватит, но и любому, даже самому гениальному писателю в мире. Для Джиро он является верхом прекрасного. Изучая его, он чувствует себя эстетом. И совершенно не хочет видеть, как он стареет. Потому что это за гранью даже расширенной кокаином фантазии.

Щенок с заливистым лаем носится по внутреннему дворику. Джиро валяется на траве, даже уже и не наблюдая за ним. Он лениво следит за облаками, в голове пустота. Атобе опять, наверное, задержится на работе и не придет даже к ужину. Хотя, он будет ждать его. И опять заснет в гостиной, щелкая каналами телевизора, пытаясь поймать что-то интересное. А проснется уже днем, заботливо накрытый пледом. И от этого станет чуть теплее на душе. Пусть и горько от того, что не поймал любимого. Но так надо, он это знает.

Сосредоточиться на том, что говорит отец становится все сложнее. Половину он даже и не разбирает. Мысли скатываются явно не в рабочем направлении. Атобе быстро проводит языком по сухим губам и сглатывает. А еще чувствует, как по виску скатывается капелька пота, оставляя влажную дорожку и ощущение нереальности происходящего.
- Ну так что? – в голосе отца нетерпение. Кейго понимает, что что-то упустил.
- Прости, ты не мог бы повторить?
- В каких облаках ты витаешь? – уже раздражение, еще и во взгляде, устремленном на сына. – Я два раза задал один и тот же вопрос. Когда ты наконец-то определишься с выбором супруги?
- Мне нет еще двадцати, рано об этом думать.
- Ты наследуешь мое дело, не забывай. Чем раньше ты решишь этот вопрос, тем лучше. Когда-нибудь и тебе придется передать дела своему сыну. Твое же баловство с этим мальчишкой несерьезно.
Атобе усердно кивает, едва заметно морщась. Ему неприятна эта тема. Более того, ему противно будет прикоснуться еще к кому-то помимо его рыжика. Но отцу об этом говорить бесполезно. Хотя, на самом деле такие разговоры только раздражают, они надоели, как и многие попытки свести его с какой-нибудь дочерью одного из акционеров. Не время задумываться о таком. Он ведь вполне сможет всем распоряжаться и без семьи за спиной, так к чему все это?.. В какой-то степени, такое беспокойство отца о его личной жизни ему даже понятно. Но чуждо. Ему все чаще и чаще приходят в голову мысли о том, что будь Джиро девушкой, все было бы гораздо проще. Но тогда он бы уже не был собой. И не был бы рядом с ним. Кейго все устраивает в его нынешнем существовании. Ну, или почти все.
- И прекрати уже скрежетать зубами. Что с тобой вообще такое?
Только после слов отца он понимает, что да, действительно его зубы трутся друг о друга. Проводит рукой по лбу, вытирая с него влагу. В кабинете стоит отличный кондиционер, с температурой все в полном порядке, ему не жарко. Тут другое. Совсем другое. Атобе это понимает и мысленно кроет своего рыжего последними словами. За то, что сделал с ним. За то, что подсадил на эту гадость, разрушающую организм. Но не желает видеть в этом опасности, хоть и осознает все на уровне подсознания. Потому что тогда придется признать и то, что его сила воли дала слабину. И даже отдаться в руки эскулапам и подорвать доверие отца. А то, что если вдруг он попадет к наркологам, никогда больше не увидит Джиро, становится ясным, как белый день. Отец ведь уже бросал что-то в духе «Этот мальчишка не доведет тебя до добра». Вот только ввиду имел совершенно иное.
- Мне нехорошо. Я уйду домой сегодня пораньше.
Он ослабляет узел галстука и поднимается из-за стола. В кармане завалялась пара таблеток, они приведут его в норму. Но сначала надо покинуть этот во всех смыслах слова душащий кабинет.

Шорох автомобильных шин по гравию заставляет вздрогнуть и резко подняться. По руке ползет какой-то жук, и Джиро раздраженно сбрасывает его. Щенок несется с заднего двора через весь дом ко входной двери, не забывая на бегу громко тявкать. Рыжику хочется повторить его маневр, но он только встает с мягкой улыбкой с травы. Атобе вернулся. А большего ему сейчас и не нужно.

@темы: Prince of Tennis, fanfic, slash