rosenkrantzdead
Название: Потерянный
Автор: Rosenkrantz
Фэндом: старая добрая принцетрава
Жанр: местами драма, AU, постканон
Рейтинг: до R максимум дойдет.
Пейринг: Ато/Джи
Статус: в процессе.

Глава 1. Вновь обретенный.
Кейго потер подушечками пальцев виски и исподлобья глянул на своего заместителя. Взгляд должен был получиться грозный и недовольный, получилось же это с глубочайшим трудом. Напрягаться для этого было сложно, и продержать сей взгляд долго было просто невозможно. Он закрыл глаза и вздохнул. Глубоко и несколько судорожно.
- И как понимать сказанное, а?
- Так и понимать. Я отменил все твои встречи на предстоящей неделе.
- Ошитари, тебе не кажется, что ты слишком многое на себя берешь? – в голосе неприкрытая угроза, Атобе был зол. Очень зол.
- Нет. Я посмотрел на положение дел взглядом друга и понял, что тебе нужен отдых. Ты же живешь в офисе, ты устал!
- Позволь мне это решать, - огрызнулся он.
Мужчина прокрутился в своем кресле к окну, отвернулся от заместителя. Он и сам понимал, что давно пора было взять хотя бы непродолжительный отпуск, но признаться в этом? Никогда. Да, он частенько оставался в своем офисе и на ночь, дабы разобрать дела, успевающие накапливаться слишком быстро. Действительно жил в своем кабинете, времени на, скажем, встречи с друзьями, не оставалось вообще. Но это ведь его личное дело. К тому же, интерес к этим самым встречам он потерял уже давно, когда из жизни его исчез самый близкий и важный друг. Тут же память подкинула изображение такого родного лица с улыбкой от уха до уха и рыжеватыми, чуть вьющимися волосами. Атобе болезненно поморщился и наклонил голову, зажмуриваясь, отгоняя от себя это видение. Даже наваждение, потому как сразу вспомнился его заразительный смех, он прозвучал в ушах, оглушая и вызывая ноющую боль в висках. Когда Джиро исчез несколько лет назад, Кейго показалось, что жизнь кончилась.
Родители этого парня попали в автокатастрофу, еще когда он заканчивал старшую школу. И Атобе предложил своему другу пожить у него. Заботу о младшей сестре взял его брат, у которого к тому времени появилась и своя семья, и куча новых забот. Потому забрать к себе и Джиро он просто не мог. Кейго же наоборот, не мог оставить рыжика одного после потери родителей, катастрофа-то эта закончилась летальным исходом. Конечно, и сам Атобе готовился начать политическую карьеру, был занят и много времени уделять другу не мог. Но все же каждую свободную минуту он проводил с ним, тем самым оказывая моральную поддержку. И привязываясь к этому солнечному мальчику все больше и больше.
Конечно, вокруг них двоих ходили не самые приятные слухи, но парни, несмотря ни на что, оставались исключительно друзьями. И вряд ли только потому, что гомосексуальная связь может оставить большое пятно на репутации только-только начинающего и подающего большие надежды политика. Атобе порой казалось, что питает он к Джиро несколько иные, нежели просто дружеские, чувства. Но перешагнуть черту, это разделяющую, не мог. Боялся обидеть, оставить ему еще одну рану на сердце.
А однажды рыжик просто исчез. Без следа, без объяснений, без даже хотя бы записки в пару строк. Атобе поднял все свои связи, развел бурную деятельность, дабы найти хоть след лучшего друга, но тщетно. Джиро как будто и не существовало больше. И тогда Кейго ушел в работу целиком и полностью. За несколько лет многого добился, стал весомой фигурой на политической шахматной доске. Ни личной жизни, ни дружеских встреч. Только работа и несколько часов сна в день. Так он забывался, так старался отвлечься. Теннис был забыт еще по окончании старшей школы, все же, ему так или иначе предстояло делать карьеру далеко не профессионального игрока.
- И что ты предлагаешь? – неожиданно для себя спросил он у Ошитари.
- Хотя бы на недельку отойди от дел. У тебя ведь есть летняя резиденция? Так поезжай туда сейчас, искать там тебя не будут. Отключи телефон и езжай. Отдохнешь, выспишься нормально и потом с новыми силами за работу.
- Я смотрю, ты уже все продумал, а?
Кейго усмехнулся и откинулся на кресле. Идея заманчивая, но вот что делать с воспоминаниями и далеко не самыми позитивными мыслями, которые навалятся на него с новой силой, едва он только останется один? «Ляг поспи и все пройдет», - в голове раздался голос Джиро, на губах Атобе заиграла легкая улыбка. Может, оно того стоит? Хуже не будет, организму требуется разрядка. Иначе еще через пару месяцев такого напряженного графика он просто свалится на каком-нибудь приеме от переутомления.
- Хорошо. Я поеду. Но всего на неделю. И если, когда я вернусь, здесь будет непроходимый завал с работой, я больше никогда тебя не послушаю. А еще лучше – уволю.

Его летняя резиденция находилась в горах. Раньше они частенько проводили тут время с командой. Это место навевало воспоминания. Приятные, в основном. Но вот в данный промежуток времени тут не должно было быть даже какой-то прислуги. Кейго решил, что предоставит свой отпуск только самому себе. Даже водителя отпустил и вел автомобиль сам. Продуктами он закупился сполна, приготовить что-то себе мог без каких-либо проблем. А если что, всегда можно съездить в город, не так уж и далеко, от силы час езды на автомобиле. Единственное, что он не мог понять, так это зачем взял с собой ракетки, если уж один на отдых отправился. Списать все на привычку?.. Вполне.
Атобе загнал машину в гараж и, выйдя из салона, направился к багажнику, дабы достать пакеты с продуктами и перенести их на кухню. Мысленно он уже составлял для себя график ничегонеделания. Первым делом, конечно же, отоспаться. А вечерком растопить камин и посидеть около него с бутылочкой хорошего вина. Включить музыку, накрыться пледом...
Но вот на пороге дома лежал человек. Кейго даже выпустил из рук пакеты от неожиданности. Кажется, там ничего даже не разбилось. Человек этот лежал, свернувшись в клубок, прямо на ступеньках. Значит, не мертвый, просто спит, что уже заранее радовало. Атобе сделал пару шагов к нему, намереваясь разбудить и, узнав цель визита, прогнать бродягу подальше от своей резиденции. В том, что это именно бродяга, он даже и не сомневался. Одет человек был в грязную, местами порванную одежду, обуви на ногах не наблюдалось вообще. Вот только этого Кейго еще не хватало! Начинать свой непредвиденный отпуск с такого. Он приблизился к ступенькам и присмотрелся. И застыл, словно громом пораженный.
Рыжеватые, довольно длинные волосы спящего парня грязными сосульками ниспадали на худое, болезненно бледное лицо. В уголке губ запеклась кровь, ресницы подрагивали. А выражение лица было таким потерянным и испуганным, что сердце Атобе непроизвольно сжалось. При ближайшем рассмотрении парень этот казался ну очень похожим на Джиро. Кейго на мгновение прикрыл глаза, сделал пару глубоких вдохов и наклонился к спящему, аккуратно тронул его за плечо.
Парень тут же подскочил, взвился, будто раненая лань, и отполз к двери, распахивая глаза. Испуганные, карие и до практически физической боли где-то внутри знакомые. Атобе сглотнул и открыл было рот, чтобы сказать что-то. Но в горле образовался какой-то ком, не дававший словам прорваться и содрогнуть воздух. Кейго не верил своим глазам. Боялся поверить и допустить хотя бы возможность того, что рыжик так просто вернулся к нему.
- Простите, - парнишка подал голос первым. – А вы кто?
Атобе сморгнул, обрабатывая в голове поставленный вопрос. Как раз он-то не слишком изменился внешне. Та же прическа, то же выражение лица и глаз, тот же стиль повседневной одежды. Разве что, чуточку старше своего возраста выглядит, но тому виной работа и усталость.
- Атобе Кейго, - ответил скорее машинально.
- Атобе... – паренек повторил медленно, будто пробуя на вкус это имя. – А кто я вы не знаете? Ну, может, так, совершенно случайно...
Здравствуй, осознание того, почему же не узнал. Да он же просто не помнит ничего! Атобе поднялся по ступенькам, приблизился к нему и опустился на корточки, оказываясь на одном с ним уровне.
- Знаю, и абсолютно не случайно, - тихий голос, мягкая улыбка, относительное спокойствие на душе. – Джиро...
Он протянул руку, отметив, что рыжик тут же весь испуганно сжался в комок, и провел ладонью по его волосам. Заметно отросшим и давно не мытым. Кейго практически сразу не смог сдержать порыва и, подавшись вперед, одновременно с этим опускаясь на колени, обнял его, притянул к себе. Джиро содрогнулся всем телом, попытался что-то сказать. Но затем обмяк, видимо, ощущая так чужое тепло, и нерешительно сомкнул руки на спине Атобе.
- Я ведь вас знаю, да? – спросил он, чуть повернув голову и ткнувшись носом в шею Кейго.
- Знаешь. Как никто другой знаешь.
Ответил и прикрыл глаза, ощущая, как по всему его нутру разливается тепло и ощущение давно не испытываемой радости от встречи.

- Я сейчас позвоню своему врачу и вызову его сюда, хорошо? – Кейго легко улыбнулся, глянув на сидящего на краешке дивана вновь обретенного друга. – А потом займемся приведением тебя в порядок. И ты, наверное, голодный, да?
Джиро только кивнул, с неподдельным интересом рассматривая комнату, в которой находился. Атобе усмехнулся, наблюдая за ним. Как ребенок ведь. Вот только... Что с ним произошло? Откуда кровь у губ и синяки на руках, обнаруженные при ближайшем рассмотрении? Но теперь-то он тут, рядом. Значит, отныне все будет хорошо. И никто не посмеет его обидеть, Кейго просто не позволит.
Сделав звонок, Атобе подошел к дивану.
- Пойдем сначала в ванную, хорошо? Я дам тебе что-нибудь из своей одежды.
Он протянул руку Джиро, дабы помочь тому встать. Парнишка как-то неуверенно глянул на нее. Наверное, он все-таки, побаивался его. Но все же осторожно коснулся руки Атобе, а после и вовсе сжал его пальцы, резко зажмуриваясь. Кейго перехватил его ладонь в свою и потянул на себя, призывая к тому, что с дивана пора бы и слезть. Джи, поднимаясь, опасливо открыл один глаз и глянул чуточку растерянно.
- Почему вы мне помогаете?
- Потому что ты мой друг, глупый.
- Друг?..
- Самый близкий и лучший.
- Я?
- Ты, и только ты.
Джиро крепко сжал его руку и уткнулся лицом ему в грудь. Кейго свободную ладонь положил на его плечо и, наклонившись к уху, прошептал:
- Я тебя больше не отпущу и не потеряю, слышишь?
Рыжик поднял голову и, закусив губу, предательски дрожавшую, кивнул. В глазах его блестели слезы.

Глава 2. Отголоски потерянного времени.
Его волосы были непривычно длинные. Видимо, отрастали за все то время, которое Джиро провел черт знает где. Атобе подхватил кончиками пальцев пару сальных прядей. Их еще и расчесывать долго придется. Но лучше будет обстричь, конечно же. Кейго слегка склонил голову в едва заметном кивке своим мыслям и, велев вновь обретенному другу раздеваться, подошел к ванной, дабы набрать воду. Оставлять парня он не собирался – из-за слабости Джиро мог, например, поскользнуться или просто заснуть в мыльной воде. Нельзя же позволить ему причинить себе еще какой-то вред.
Атобе отрегулировал температуру воды, приведя ее ко вполне оптимальному градусу, заткнул слив пробкой и вновь повернулся к Джиро. И застыл в немом шоке. Рыжик стоял к нему в пол оборота, босыми ногами переминаясь на месте, а в руках перебирая стянутую с плеч рубашку. И все тело его было испещрено синяками, ужасными кровоподтеками и ссадинами. Глаза Кейго расширились, рот приоткрылся, рука, протянутая к другу в секундном порыве, вздрогнула. В голове роились мысли, предположения сменялись вполне живыми образами возможно происходивших событий.
- А чего вы так смотрите? – голос Джиро нарушил затянувшееся молчание.
- Что это? – Атобе мягко провел подушечками пальцев по синякам на руке друга.
- Это болит...
Рыжик отвел взгляд и дернул плечом, сбрасывая легкое прикосновение Кейго. Он снова как-то сжался, становясь еще меньше, нежели был на самом деле. Атобе нахмурился, изучая явные следы побоев на его теле. Усевшись на край ванной, вода в которой продолжала набираться, он склонил голову набок, рассматривая, закусывая губу, сложив руки на груди. Джиро судорожно вздохнул и полностью повернулся к нему, обхватывая себя своими руками и вздрагивая от небольшого сквозняка.
- Как мне встать, чтобы вы смогли получше рассмотреть? – в его голосе проскользнула плохо скрываемая озлобленность.
От этого тона в голове снова зароились мысли и предположения того, что же могло случиться с ним. Атобе отлепился от бортика ванной и сделал пару шагов к Джиро. Тот дерзко запрокинул голову, глянув из-под нахмуренных светлых бровей. Кейго осторожно, боясь причинить даже малейшую боль, положил руки ему на плечи. Почувствовал, как вздрогнул от этого рыжий и сообщил:
- Не имеет значения, что с тобой происходило. Потому что больше этого не повторится. Я ведь обещал, помнишь?
- Вы обещали, что не отпустите, - еле слышно пробормотал Джи, наклоняя голову.
- Это включает в себя тот факт, что я не дам тебя в обиду и не обижу сам. Здесь тебе нечего бояться. А теперь все же изволь полностью раздеться и забирайся в ванную. Я сейчас вернусь, схожу за халатом.
Хотелось сказать – «Будь осторожен», но Кейго сдержался и, убрав руки с его плеч, вышел из ванной комнаты. За время похода за халатом ему необходимо было многое осмыслить и принять для себя. Джиро, обнаруженный на пороге летней резиденции, ничего не помнит и подвергался какому-то насилию. Но пока он не вспомнит ничего, найти извергов, с ним это сделавших, будет крайне проблематично. А оставлять все так просто Атобе не собирался. Несмотря на внешнее спокойствие, которое он демонстрировал другу, между прочим, ставшему неожиданно дерзким, скрывало за собой начинавшую клокотать ярость и жажду достать виновников из-под земли и заставить страдать так, что муки ада покажутся за счастье.
Вернувшись, он обнаружил в углу ванной скомканную одежду Джиро, которую оставалось теперь только выбросить. Сам же рыжик сидел в ванне, подтянув ноги к груди и уткнувшись носом в колени. Атобе повесил принесенный халат на крючок и подошел к нему.
- Расслабься, Джиро. Я тебе помогу с водными процедурами и пойдем перекусим.
Парнишка поднял голову и, кивнув, вытянул ноги. Кейго легко улыбнулся и потянулся за шампунем, стоящим на полочке. Выдавил небольшое количество густого содержимого тюбика и растер на ладонях. Затем запустил руки в длинноватые рыжие волосы и принялся мыть ему голову, взбивая пену и массируя кожу подушечками пальцев. Джиро зажмурил глаза, чтобы шампунь в глаза не попал, и устроил руки на бортиках ванны. Атобе же просто ловил ощущение того, что близкий друг снова рядом и никуда не денется, расслабленно и медленно втирая пену в волосы.
- Наклони голову назад, я пену смою.
Покончив с мытьем головы, Кейго жестом показал другу, что ему не мешало бы подняться. Выдавил на мочалку гель для душа и осмотрел стоящего перед собой парня. Мысли о предстоящей процедуре смутили его. Сам же Джиро закусил губу и отвернулся, отчаянно краснея. Атобе сглотнул и, спустя пару секунд замешательства и изучения обнаженного тела, все же принялся растирать его грудь и плечи мочалкой, спускаясь ниже, и чувствуя, как дыхание начинает сбиваться, по крупицам забирая с собой хваленый самоконтроль.
- Повернись спиной лучше, - чуть более хриплым голосом, нежели обычно, велел он. – Нам обоим так удобнее будет.
Он скользил мочалкой по выступающим лопаткам, позвоночнику, спускаясь к ягодицам, в напряжении сжатым. Его же собственное напряжение давало о себе знать так же. Атобе облизнул пересохшие губы и на момент прикрыл глаза, стараясь успокоиться и отогнать от себя предоставляемые разумом картины определенного содержания, которые не казались зазорными когда-то давно, когда он знал, что не скажет об этом и не прикоснется к Джиро. Теперь же... Кейго провел мочалкой по ягодицам и скользнул к ногам, худощавым, но все же стройным и красивым. И, проникнув ко внутренней стороне бедра, он ненароком задел неожиданно возбужденную плоть своего друга. Он замер от неожиданности, ему-то казалось, что странные позывы только его тело подает. И Джиро тут же резко опустился вниз, садясь и скрываясь в ванне, снова утыкаясь носом в колени.
- Простите... Я...
- Давай на «ты» уже, - с некоторым раздражением бросил Кейго, усаживаясь на бортик рядом.
На автомате он потрепал его по волосам и протянул мочалку, демонстративно отворачиваясь. Ему самому не мешало бы поуспокоиться. Реакцию Джиро на свои прикосновения он решил списать на обыкновенную физиологию, как, в принципе, и свою. Ничего такого ведь нет и не произошло. Следовательно, все нормально и ничего не изменится. Кейго наклонил голову, восстанавливая дыхание и закрывая глаза.
- Все в порядке, - сказал он. – Просто не думай об этом.
- Постараюсь. А... Как к вам... К тебе обращаться?
- Ты всегда меня Атобе называл. Не думаю, что стоит что-то менять.
Кейго не видел, но был уверен в том, что рыжик кивнул в ответ на его слова. Так же он убеждал себя в том, что все еще сидит тут, в ванной комнате из соображений безопасности. Мысленно окрестив себя перестраховщиком, Атобе потянулся за полотенцем, висевшим на сушилке.
- Тебе помочь, или сам, а? – с легкой иронией в голосе поинтересовался он, протягивая махровое полотенце, все так же не поворачиваясь и не глядя.
Полотенце из рук было выдернуто. Джиро пробурчал что-то не совсем членораздельное себе под нос и, вылез из ванны. Кончики ушей пылали, взгляд не поднимался выше пола. Атобе шумно вздохнул и отвернулся к ванне, чтобы выдернуть пробку и спустить воду, тем самым давая рыжику время вытереться и облачиться в халат. Деликатность – хорошее качество.

Атобе кивнул и вышел из кухни следом за Ойши, приехавшим для того, чтобы провести хоть какое-то обследование Джиро. Кейго сложил руки на груди и спокойно, внутренне готовясь абсолютно ко всему, посмотрел на врача.
- Потеря памяти у него, вероятно, временная. И вызвана, скорее всего наличием воспоминаний, которые его мозг пытается спрятать в самые свои глубины. Так сказать, для своей же безопасности. Потому под этими воспоминаниями были погребены и другие. Попробуй поводить его по местам, в которых он часто бывал, займитесь чем-то, чем он раньше любил заниматься. В теннис, например, поиграйте. Но точно сказать, сколько времени потребуется на реабилитацию, я не скажу.
- Понятно, - Кейго задумчиво кивнул.
- Что меня волнует гораздо больше, так это следы побоев на его теле. Он, по всей видимости, неоднократно подвергался насилию. Какие-то раны застарелые и уже практически зажили, но некоторые совсем новые, им не больше недели.
В зеленых глазах Щуичиро промелькнуло неподдельное беспокойство. Атобе похлопал приятеля по плечу и вздохнул, покосившись на закрытую дверь в кухню.
- Точно уверен в том, что на обед не останешься?
- Ты не единственный мой клиент, Атобе. У меня итак из-за приезда сюда график сбивается. Мне придется лишних два часа в клинике проработать на этой неделе.
- Ладно. Тогда я провожу тебя. Спасибо за визит. Я дам тебе знать, если он что-то вспомнит.
- Ты ведь не собираешься оставить его у себя? – поинтересовался Ойши, заранее подозревая то, что ответ будет однозначен.
- Почему нет? Я сообщу его родственникам, но он останется тут со мной. И это не обсуждается.
- Атобе! Он ведь не бездомный котенок. Я, конечно, наслышан о том, что вы жили и раньше вместе, но сейчас ситуация совершенно другая. Ему будет лучше со своими родными.
- А давай я сам решу, что для него будет лучше, хорошо?
Он говорил с некоторым раздражением. И прекрасно понимал, что Ойши может быть прав. Но не мог же он отпустить Джиро, едва-едва его обретя снова, туда, где его может ожидать потенциальная опасность? Конечно же нет. И не стоит списывать это на свои эгоистичные порывы задержать рыжика рядом с собой на как можно более длительное время.
Не слушая больше увещеваний Ойши, Атобе наскоро попрощался с ним и направился обратно на кухню. Туда, где Джиро, в его мягком и теплом халате, пил какао и жевал тосты, покуда что-то нормальное и существенное не приготовится.
- Чего со мной? – спросил, едва Кейго появился на пороге.
- Ничего такого, что нельзя было бы излечить. Временная потеря памяти, не более того. Но я уверен в том, что смогу помочь тебе все вспомнить.
- Ага...
Веки опускались и поднимались крайне замедленно, дыхание выровнялось. Джиро определенно хотел спать. Значит, следовало его препроводить в комнату и позволить отдохнуть хотя бы до ужина. Атобе подошел к нему и перехватил из рук уже опустевшую кружку. В очередной раз за этот непростой денек он вздохнул. Затем наклонился к другу и шепнул на ухо, чтобы не потревожить особо громким голосом:
- Цепляйся за меня, я отнесу тебя в комнату.
Настало время проверить свою физическую силу. Атобе не сомневался в том, что в такой транспортировке будет что-то сложное. Все ж таки Джиро по-прежнему был маленьким и худощавым, значит довольно легким. Рыжик распахнул глаза и едва заметно кивнул, следом за этим неуверенно обвив шею Кейго руками и позволив взять себя на руки. И тут же уткнулся лицом куда-то в область его ключиц, закрывая глаза и проваливаясь в сон.

Атобе спал беспокойно. Ему снилось прошлое. То, что было до и то, что было после. До исчезновения и после. События переплетались между собой, показывая что-то совсем уж абстрактное, но так или иначе связанное с реальностью. Хотя, сон ведь это уже интерпретация именно реальности, не так ли? Кейго метался, постоянно просыпался и снова впадал в забытье. Все же, день был слишком непривычно насыщенным для него.
Но и долго испытывать на себе это подобие сна не получилось. Дверь, ведущая в его комнату, хлопнула, Атобе вздрогнул, просыпаясь от этого звука. Приподнялся на подушках, уперевшись локтями в них, и вгляделся в тьму, пытаясь разглядеть, кто же посмел тревожить его так поздно. Хотя, даже думать не стоило, все же, в доме помимо него самого был только один человек. И именно этот человек сейчас мялся на пороге, видимо, не решаясь подойти ближе. Кейго потянулся к настольной лампе, которая была на тумбочке рядом с его кроватью, и зажег свет. В этой полутьме он разглядел фигуру Джиро, маленького и щуплого, теряющегося в обстановке довольно большой спальни.
- Что-то случилось? – он пытался придать тону мягкость, но, спросонья вышло плохо.
Парнишка вздрогнул от этого вопроса, будто от удара, и схватился за ручку двери, видимо, собираясь юркнуть обратно в коридор. Но замешкался, остановился в нерешительности, почему-то косясь в сторону окна. Атобе проследил за взглядом. Шторы были задернуты, но звук дождя он различить сумел. Как и раскат грома, раздавшийся мгновением позже. Ночной визит объяснялся столь трогательно, что Кейго даже улыбнулся. И понял, что по-настоящему не улыбался вот уже очень давно. Пришла в голову мысль о том, что в его жизни началась весна. Кто знает? Все ведь возможно.
- Ты боишься грозы?
Ответом послужил едва различимый в плохо освещаемой комнате кивок. Атобе чуть наклонил голову, чтобы спрятать улыбку, и хлопнул ладонью по простыне, приглашая подойти ближе. Эта боязнь грозы казалась такой по-детски милой и невинной, что он просто не мог не умиляться, глядя на то, как медленно рыжик подходит к кровати. И как резко он подскочил к ней, заслышав еще один раскат грома. Подскочил и тут же юркнул под широкое одеяло, сжимаясь в комок, накрываясь с головой. Будто испуганный котенок.
- Не бойся. Я рядом.
Кейго приподнял одеяло, чтобы посмотреть на жмурящегося сейчас паренька, и потрепал его по отросшим волосам. И откинулся на подушки, устраиваясь в полусидящем положении. Ему нормально поспать все равно вряд ли удастся, а рыжик не уснет в грозу так точно, с такой-то чудесной фобией.
Следующий раскат грома заставил Джиро взвиться выше и уткнуться лицом в шелковую ткань пижамы Атобе в области его груди, вцепиться в нее пальцами и мелко-мелко задрожать. Дыхание на долю секунды попыталось было сбиться, да только кто ж ему позволит выдать состояние? Неожиданно приятное тепло чужого тела, прижимающегося к нему, только убедило в совсем не дружеских чувствах к Акутагаве. Кейго устроил руки на его спине, притягивая ближе к себе, и лицом зарылся в рыжие волосы, вдыхая запах своего шампуня и наслаждаясь такой непредвиденной близостью.
- Все хорошо будет. Я же с тобой. И никуда не денусь.
- Серьезно?
Тихий голос, широко распахнутые карие глаза, запрокинутая чуть голова и пряди волос, кончики которых щекочут слегка его руки. Слишком длинные, с прической такой что-то надо делать. Возвращать к более привычной их длине.
- Мне пообещать всегда быть рядом? – вопросом на вопрос, с легкой иронией, но все же на полном серьезе.
- А это реально вообще?
- Вполне. Если ты хочешь, я буду рядом всегда.
- Заманчиво... – легкую улыбку стер с лица очередной раскат грома.
Джиро забрался выше, обвив руками шею Атобе и уткнувшись теперь уже куда-то в область его плеча. Кейго провел ладонью по его спине, поглаживая, стараясь успокоить. И губами легко коснулся его виска, неуловимо, будто дуновение легкого ветерка, но все же едва-едва ощутимо и со страхом напополам с неуверенностью, так не присущим королю. Рыжик вздрогнул и замер от этого вполне себе целомудренного поцелуя. Атобе успел мысленно не раз чертыхнуться и обругать себя за такую несдержанность, когда почувствовал прикосновение губ уже Джиро к своей шее. Несмелое, с опаской, но все же явно различимое. Затем еще одно, парой сантиметров выше. И еще одно, уже около самой мочки уха. Одна его рука съехала по плечу, куда-то к подушкам, вторая же поднялась к затылку, а пальцы зарылись в седоватых волосах. Сам же дрожал, будто осиновый лист. Вероятно, даже по двум причинам – боязнь грозы и своих собственных же действий.
- Джиро... – шепнул, поворачивая голову к нему. – Ты сейчас меня провоцируешь, в курсе?
Он не мог не сказать этого. А если соня не ведает, что творит? Когда его память вернется, это может сказаться на их дружбе и выйти боком. Рыжик замер, прекратив целовать его шею. Попытался даже отстраниться и как-то вывернуться из чужих объятий. Но раскат грома эти попытки его обрубил в самом начале, заставив телом прижаться только крепче.
- Не говори потом, что я тебя не предупреждал, - со смешком произнес Атобе, отбрасывая нафиг все свои мысли по этому поводу.
Один раз живем, как говорится. Кейго губами коснулся его губ, языком их раздвигая и проникая внутрь, не давая опомниться. Одну из рук же уже запустил под пижамную рубашку, свою собственную, которая рыжему была явно великовата и висела. Кончиками пальцев пробежался по позвоночнику, в быстрой ласке, ощущая, как Джиро начинает отвечать на поцелуй, всем телом подаваясь к нему.
- Как же люблю-то... – на вдохе, сам не задумываясь о сказанном, прошептал Кейго, на мгновение поцелуй разорвав, чтобы затем снова возобновить его с удвоенной жадностью.
Дорвался до так давно желаемого. И получить решил сполна, спуская тормоза.

Мужчина задумчиво изучал узор на балдахине, нависающем над кроватью. Он сложил руки на своей оголенной груди и закусил губу, хмуря брови. Рыжик рядом определенно не спал, просто обнимал подушку и изредка судорожно вздрагивал, будто в беззвучных рыданиях. Но Кейго ничего с этим поделать не мог. Итак уже слишком многое сделал и понял то, чего лучше бы не понимал. Атобе глубоко вздохнул и задал вопрос, который уже крутился на языке минут пятнадцать:
- Кто это был?
- Много... – голос приглушен, лицо спрятано в подушках. – Я не помню уже. Я не считал. Сначала страшно было. Больно. И пустота в прошлом, только отголоски какие-то. А они каждый день новые, незнакомые, разные. И били. Почти все. Кто-то сильнее, кто-то так, чисто пощечины давал. Я не помню.
Вздрагивания усилились, голос затих. Атобе опустил взгляд на его спину, изуродованную ссадинами и синяками. И где-то внутри появилось желание найти и каждого, кто прикасался хоть пальцем, раздавить, как таракана. Ненависть заставила зубы стиснуться, а пальцы впиться в предплечья. Расчет. Холодный расчет и планирование будущего. Первым делом обязательно приставить к нему охрану, чтобы больше никогда и никто... И не отпускать от себя ни в коем случае.
- Я могу утром уйти... Если вам неприятно, то...
- Ерунды не мели, - оборвал резко, даже раздраженно. – Ты останешься тут. И больше никто пальцем к тебе не прикоснется. Уж об этом-то я позабочусь...
Затем, разжав свои пальцы, прикоснулся их подушечками к оголенному плечу Джиро. Не так его раздражение рыжик истолковал, ой не так... Атобе постарался как можно больше смягчить свой взгляд, проглаживая по его плечу, вырисовывая на коже одному ему ведомые узоры и символы. Акутагава больше не вздрагивал, наоборот, в очередной раз за ночь замер, боясь пошевелиться.
- Я буду рядом, глупый. И никому тебя не отдам.
Он наклонился к нему, подался корпусом и мягко коснулся губами маленькой, уже почти зажившей ссадинки на плече.
- А раньше... Раньше между нами было что-то?
Кейго выпрямился, не ожидая подобного вопроса. Врать ради собственного удовольствия было нельзя ни в коем случае, ведь когда память вернется... Значит, так или иначе сказать правду было необходимо. Но и уйти от разговора тоже можно было попытаться.
- Почему ты спрашиваешь об этом сейчас?
- Ну, просто... Все это время меня кое-что поддерживало. Не давало сорваться и сойти с катушек. Такое зыбкое ощущение, что мне есть ради кого существовать. Вот я и подумал, что если у меня с вами что-то было, то вполне возможно...
- Во-первых, я просил перейти на «ты». Не поверишь, но ты старше меня на полгода. Во-вторых же... – вздохнул, собираясь с мыслями. – Мы были только друзьями. Никогда и ничего между нами не было. Но, если тебя это утешит, друзьями близкими. По правде, у меня был только ты, несмотря на еще многих людей, которые были вокруг нас. Был солнцем, меня освещавшим. И я хочу, чтобы ты снова улыбался мне.
- Просто вы... Ты сказал «люблю».
Как обухом по голове. Да, кажется, было что-то такое. И теперь эта простая констатация его слов вполне могла смутить даже такого непробиваемого человека, как Атобе Кейго. А ведь действительно. Слова сами сорвались с языка, не слушая обычной логики, присущей ему. Политик, а так проболтался. Благо, что не на трибуне или пресс-конференции. Любит ли? Вероятность велика. Всегда любил. Давно уже.
- Люблю, - подтвердил, еще и головой кивнув в придачу. – Слушай. Не хочешь завтра со мной в теннис сыграть?
- Теннис?..

Глава 3. Под другим углом.
Дышать становилось все тяжелей, пространство сужалось вокруг него. Джиро нервно сглотнул и обернулся, пытаясь рассмотреть хоть что-то в заполняющей все темноте. Непроглядной и страшной до умопомрачения. Потому что неизвестно, что же за ней скрывается. Он резко опустился на корточки, зажмуривая глаза и прикрывая уши руками. Его точно кто-то звал. Неразличимо, но голос раздавался буквально на самых задворках сознания. Джи прикусил губу, очень хотелось закричать в голос от страха. Потому что это тянущее чувство заполняло всего его.
Он не сразу понял, что кто-то трясет его за плечо и зовет по имени. Когда же понял, то поспешил пошире распахнуть глаза и сонно сморгнул. И не сразу осознал, кто же перед ним нависает с таким обеспокоенным взглядом. Мотнул головой, отбрасывая волосы с лица, и присмотрелся. Черты лица уже знакомые и почему-то мучительно родные. Атобе. И тут же вспомнилось произошедшее ночью. Джиро почувствовал, как краснеет и уткнулся лицом в подушку.
- Тебе снилось что-то неприятное? Ты метался.
Прикосновение к плечу заставило вздрогнуть и вцепиться в подушки пальцами. Как? Как может этот мужчина быть так к нему добр? Да потому что любит, пришел ответ. Но ведь если он и любит, то любит не его. Любит того Джиро, каким он был когда-то. А если он не вспомнит ничего? Ведь того, кого Атобе любит больше не будет никогда. Его уже нет. Он же должен это понимать.
Эй, стоп. Он же вопрос задал. Что снилось. А и правда, что же ему снилось? Вспомнить не получалось. Это точно было что-то страшное. Но в памяти не сохранилось.
- Я не помню. Правда. Ты же знаешь, у меня с памятью проблемы.
Голос как можно ровнее. И плевать, что на самом деле трясет от страха и непонимания происходящего с ними. Это ведь был не просто секс. Это смело можно было назвать занятием любовью. Так хотелось ему сказать... Сказать: «Ты обманываешь себя, Атобе. Я другой. Тебе нельзя меня любить!» Но горло сдавливал какой-то спазм, не дававший этим словам сорваться с языка. Потому что тогда не будет даже шанса вспомнить. Скорее всего.
- Что с тобой? – в его голосе неподдельное волнение. – Ты весь дрожишь.
Порыв неясный, но важно ли? Джиро взвился вверх и, обвив руками торс Атобе, уткнулся ему в грудь. Так хотелось почувствовать тепло. Его тепло. Тепло, которое он так бездумно ему дарит.
- Все хорошо, - успокаивающим тоном, проглаживая по спине одной рукой, зарываясь в рыжеватые волосы другой. – Не нужно бояться. Я рядом. Я здесь. Это просто плохой сон.
Джиро кивнул и шмыгнул носом. И только сильней прижался. Почувствовал, как пальцы Атобе проехались по одной из еще не заживших ранок и невольно поморщился. Но пусть. Пусть больно. Это пройдет. С болью же в его сердце сделать что-то будет сложно. Когда он поймет, что... Вообще, по идее, он должен был выставить его из своего дома, едва узнав о том, что происходило с ним там. Но не выставил. А даже наоборот – утешает. Он такой добрый? Рыжик несколько сбивчиво вздохнул и отстранился. Глянул прямо в глаза Атобе. Синие и затягивающие. И решительно толкнул его на подушки. Если не выгонит после того, что пришло ему в голову, то он святой. Джиро уперся рукой в простыню рядом с плечом Кейго и, склонившись над ним, впился в губы жадным, требовательным поцелуем. Вот только в этот раз он сам отдаваться не планировал.

Атобе опустил голову к тарелке, словно детально изучая ее содержимое. На деле же – собирался с мыслями.
- Еще раз такое выкинешь – будешь бегать круги вокруг кортов до потери пульса. И я не посмотрю на то, что ты болен.
Кейго был раздражен. И это как минимум. Хотелось дать ремня этому рыжему, пристроившемуся напротив и старательно отводящему взгляд. Чтоб даже в мыслях не было посягнуть на... На святое. Вообще, откуда в нем прыти столько взяться могло? Мужчина ткнул вилкой в кусок яичницы – все, что на скорую руку успел приготовить – и поднял взгляд. Тяжелый и преисполненный недовольства.
- Прости, - только и буркнул Джиро.
Ему было крайне тяжело признавать тот факт, что его даже не ударили. Что этот мужчина просто разозлился. Но не послал куда подальше. Джи же показал ему, что изменился. Что другой. И не станет тем человеком, даже если вспомнит все. Слишком многое произошло даже после того, как в закоулки память спряталось его прошлое. Светлое, наверное. Если рядом такой друг был. Наверное, тогда ему не было так страшно. Сейчас же хотелось самому поскорее сбежать из-под крыла Атобе. Хотелось. Вот только с силами бы собраться. И дать деру. Но что потом?.. Не хотелось загадывать так далеко. Какая разница, куда податься? Лишь бы не обратно, и не к этому человеку. А пропадет, так мир не многое потеряет. У Джиро не выходило представить того, что раньше он был другим. Солнцем, как назвал его Кейго. Не находил он в себе оптимизма. Только страх, боль и едва уловимая надежда на то, что этот мужчина сможет полюбить его и такого. Противоречивые чувства.
Вилка ударилась в тарелку, не попав в кусок яичницы. Задумался, не смотрел на еду. Не думал о ней даже, что уж там. И есть не хотел. Но Атобе недоволен будет. Джиро словил на себе быстрый обеспокоенный взгляд синих глаз. Не молчать главное.
- Прости, - повторил, не понимая и сам, за что уже извиняется.
- Доедай. И кое-куда поедем.
Рыжик резко поднял голову и удивленно посмотрел на сидящего напротив мужчину. Куда еще? Внутри где-то шевельнулось беспокойство. И тут же стерлось под мягкой улыбкой, подаренной ему. Хуже не будет. Потому Джиро только кивнул головой. Длинная челка тут же упала на глаза и он недовольно попытался ее сдуть с лица. Неудобно с такими длиннющими волосами.
Кейго протянул руку через стол и убрал рыжеватые волосы, заправил пряди за ухо. Джиро вздрогнул. Не привык еще к таким осторожным прикосновениям. Да и привыкать боялся. Но выдавил из себя подобие какой-то улыбки. Ему и только. «Ты же хотел, чтобы я улыбался». Правда, былой беззаботности не было.
- Поедем... Куда?
Любопытство бежало впереди него, даже, кажется, в глубине карих глаз мелькнуло.
- Увидишь, мой ангел.
Теперь он вздрогнул от такого обращения. Ангел?.. Падший разве что.
- Боже? – теперь подобие юмора и смешка.

Джиро хлопал ресницами, рассматривая людей, собравшихся в довольно обширной гостиной. Пытался уловить ниточку памяти, нет-нет, да проскальзывающую где-то на грани разума. Видел он лица эти. Да только где?.. Атобе назвал эту встречу сюрпризом. Вот только рыжик не понимал ни фига. Где сюрприз-то? Кто его прячет? Может быть, тот синеволосый в очках? Или скромно улыбающийся пепельный блондин с блеснувшим крестиком на шее.
Его по плечу стукнул какой-то невысокий парень, со странной стрижкой. Волосы красные, челка треугольником. И глаза такие веселые. Какие у него должны были быть, наверное. Тем не менее, от удара этого вполне себе дружеского, Джи отшатнулся, как от чего-то самого страшного в своей жизни.
- Не пугай его, Гакуто, - строгий голос Атобе над самым ухом раздался.
Парень, названный Гакуто, нахмурил брови и вперил угрюмый взгляд в благодетеля рыжика. Джиро почему-то явно представил, как он вот прямо сейчас подпрыгивает вверх, пружиня легко, и цепляется за люстру. Такая живая картинка, что с губ смешок сорвался сам собой. Кейго вопросительно поднял бровь, рыжий только отмахнулся, плюхаясь с ним рядом на диван. Мягкий диван. Удобный. И теплый бок Атобе рядом. Джиро запустил руку в короткие волосы, тоже уже ставшие удобными. Перед поездкой сюда, они заехали в салон. Пообрезать патлы. Теперь не мешающиеся.
- Думаю, надо тебе всех представить, Джиро. Заново.
- Ты бы нас еще в старую форму влезть заставил, Атобе, - недовольным тоном пробурчал шатен со стянутыми в хвост длинными волосами. – У меня дочка дома болеет, а я должен бывшему однокласснику память возвращать.
- Шишидо-сан, - укоризненно посмотрел на него блондин с крестиком. – Никогда не думал, что вам сложно другу помочь.
- Чотаро, не начинай!
Кейго раздраженно хлопнул в ладоши. Джиро вжался в спинку дивана, заприметив тяжелый взгляд его синих глаз, направленный на тех двоих. Не хотел бы он поймать такой взгляд на себе. Рыжик тронул мужчину за руку, пытаясь как-то сбавить уровень раздражения. Жест вышел слишком интимным для него самого, потому он ткнулся в плечо Атобе, пряча смущение. И тут же ощутил волну неприязни от стоящего в самом углу парня с волосами солому ему напомнившими.
- Надо будет – и форму оденете, - в голосе мужчины прорезалась сталь.
- Господи, Атобе, - длинноволосый скривился. – Тебе тридцать лет, а ты все в игрушки такие играешься. Послал бы его лучше в клинику какую специализированную. Денег хватит тебе на дорогостоящее лечение.
Джи не чувствовал от этого парня какой-то злобы, только усталость и раздражение. Дочка болеет. Вот и срывается на окружающих. Рыжик-то понимал, а вот у Атобе глаза опасно сузились. Обстановка мигом наэлектризовалась. Джиро скользнул по руке Кейго вниз, хватаясь за его пальцы, сжимая их легонько. Вроде и успокоить его пытаясь, а еще и свою боязнь скрывая. Сжался весь, к его боку прижимаясь, напряжение его внутреннее ощущая всем своим телом. Потянулся к уху, шепнул:
- Да хорошо все, Атобе, - а в голосе мольба.
Уведи меня отсюда. Не будет все как раньше, дурак. И не пытайся.
- Так-так. Мы ведь не ругаться сюда пришли, - голос с акцентом каким-то, очкарику принадлежит. – Радоваться надо, что старый товарищ снова в строю, а не огрызаться. Шишидо, тебе кляпа не хватает для полного счастья. Никогда не думаешь, о чем говоришь. Хиёши, - взгляд на соломенноволосого, - если тебя что-то не устраивает, почему ты еще здесь?
- Меня все устраивает, Ошитари-сан.
Враль. Джиро бросил на него осуждающий взгляд. Чувствовал же неприязнь. Всем существом своим чувствовал. Он гомофоб, наверное. Вот и противно ему смотреть на то, как рыжик к мужчине рядом жмется. Атобе перехватил его руку, переплетя их пальцы. Хорош сюрпризец, ничего не скажешь.
- Может, - Джи потянулся к уху Кейго, шепча, чтобы никто не услышал больше, - пойдем отсюда? Ты мне обещал теннис...
Он не знал, зачем ему этот самый теннис нужен. Вроде, Атобе говорил чего-то про то, что раньше они играли... Да это, в принципе, неважно было. Главное, утащить его, пока не взорвался от злости, которая наверняка его сейчас распирала. Инстинкт самосохранения выработался за эти годы не дюжий, и хоть рыжик понимал, что ему-то именно в данном случае не достанется, обстановка давила на него только так. Он почувствовал, как Кейго с силой сжимает его пальцы и чуть не вскрикнул от боли.
- Время слишком меняет людей.
Голос Атобе звучал преувеличенно спокойно, и именно этот его тон заставил вздрогнуть. Джиро окинул испуганным взглядом комнату, в которой они сидели.
- Выметайтесь отсюда, господа, - он поднялся с места, дергая рыжика довольно грубо за руку. – Джиро, мы возвращаемся в летнюю резиденцию. И будет тебе теннис.

@темы: Prince of Tennis, fanfic, slash