20:45 

Мой принц. 1 и 2 главы

rosenkrantzdead
Название: Мой Принц
Автор: Rosenkrantz
Фэндом: ориджинал
Пейринг: Денис/Сергей
Рейтинг: R
Жанр: драма, слэш
Размещение: обязательно с этой шапкой и уведомлением автора.

1.
Он появился в моей жизни, когда я учился в восьмом классе. Переступил порог кабинета химии, тут же приковав к себе взгляды всех учеников, в нем находившихся. Ну и мой в том числе. Новички, они всегда внимание на себе собирают. А этот был еще таким... Не вписывающимся в атмосферу всеобщую. Высокомерие на роже, естественное такое, взгляд безразличный, пустой даже, губы презрительной ниточкой, прядь выбеленная в чернющих волосах. Это уже потом я узнал, что седая она. Одет тогда он был в белую рубашку на выпуск, брюки с аккуратно отглаженными стрелками, небрежно повязанный галстук и стоптанные пыльные кроссовки так не вяжущиеся со всем его образом. И в классе его сразу окрестили Принцем. Вот только сказка, из которой он к нам явился, была явно не для детишек дошкольного возраста. Да и скачущим на белом жеребце его представить было сложно.
Вместе с ним к нам в класс перевелась еще и его сестра-близнец, но вот она внимания не приковала. Такая же, как и он внешне, но совершенно незаметная на его фоне. Обычная серая мышь, прятавшаяся за спиной своего брата. Боязненно рассматривающая людей, с которыми ей учиться. Ирка.
- Денис и Ира Степановские, - классная представила близнецов, выждав некоторое время. Чтобы мы успели на них вдоволь насмотреться. – Отныне они будут учиться вместе с вами.
Я поморщился. А то мы этого понять не успели.
Денис, как и положено Принцу, быстро влюбил в себя добрую половину наших девчонок, снискав тем самым всеобщую неприязнь мужской части класса. Причем, никаких усилий он к этому не прикладывал. Более того, с места, на первой же перемене заявил, что ровесницами он не интересуется, предпочитая дам постарше. И это в восьмом-то классе! Хотя, он всегда был морально выше нас на голову, да, боюсь, и не на одну.
Он всегда ходил с этой своей высокомерной мордой, а на переменах непременно куда-то смывался. Я не интересовался особо, куда его уносило, но улавливая каждый раз, когда он проходил мимо моей парты, стойкий табачный запах, прекрасно понимал, что ходил он курить. И курил он, по всей видимости, много и особо не скрываясь от учителей. А вот я не курил никогда, даже не баловался этим делом. Потому не мог с ним нигде, кроме как на уроках, пересекаться. Да и опять же – желанием не горел. Я к нему нейтрально относился тогда. Есть он – ну и пусть. Нет его – мир не рухнет. У меня и своих дел и проблем не хватало.
А прогульщиком Принц был знатным. Ирка его всегда присутствовала. Сидела тихо у окна, едва ли не мебелью считаясь. Денис же являлся через раз. И классная частенько его при всех отчитывала. Он же только лениво кивал. Как не зевал публично – не понятно.
Наверное, я бы так и не обращал особого внимания на его существование, если бы не один инцидент, мой мир перевернувший с ног на голову. Это дико для меня было и, наверное, даже неприятно. Но фактом оставалось.
Произошло это под конец десятого класса. Было уже довольно поздно, точного времени я сейчас и не вспомню, как и точной даты, и дня недели. Но это и не важно на самом-то деле. Главное – было темно, и я вполне мог ведь мог и не придать значения тому, что увидел. Возвращался домой после внеочередной гулянки с друзьями-приятелями, большим количеством пива и наличием левых, в моем понимании, девчонок. Меня-то они не интересовали, я нежил в объятиях свою подружку – тоненькую блондиночку Юльку. И возвращаясь домой... В общем, в свете фонаря мой взгляд выцепил целующуюся парочку.
Вроде бы, что такого необычного в двоих влюбленных под фонарем? Вот и я сначала не просек и хотел пройти мимо, не привлекая к себе их внимания. Сам так с Юлькой частенько миловался. Но как раз когда я вышел под свет этого фонаря, в глаза мне бросилась белоснежная прядь в темных волосах парня, небрежно забранная за ухо. То, что это Степановский, понятно сразу стало. А вот короткая юбчонка и тонкие девичьи руки, обвивающие шею Принца вряд ли принадлежали «даме постарше». И я заинтересовался. Очень уж хотелось глянуть мне на девчонку, которой он отдал свое предпочтение, в обход всем в него влюбленным. И я гаркнул:
- Здорово, Степановский!
Думал еще по плечу для пущего эффекта хлопнуть, но не стал. Потому как только от одного звука моего голоса девчонка пискнула и, оторвавшись от Дениса, отпрыгнула в тень из освещаемого пятна света. Разглядеть ее я толком не успел, но что-то мне показалось в ней знакомым.
А вот взгляд Принца тот я не забуду никогда. В нем было столько недовольства и откровенной неприязни, что я невольно отшатнулся. Ну помешал я слегка его рандеву, да. Но я же только поздоровался. Уйду и они смогут продолжить. Странная реакция. Да и столь скромная девчонка... Я тогда застыл, не зная, что ответить после такого взгляда, сковывающего по рукам и ногам.
- Ты ничего не видел, - утверждение, не вопрос.
Это удивило меня еще больше, но я послушно кивнул. Какое мне дело до того, с кем наш Принц под фонарями целуется? Денис еще немного побуравил меня взглядом, а затем повернулся к спрятавшейся во мраке девчонке и очень красивым, прямо таки воистину королевским жестом, протянул к ней руку.
- Ир, домой пошли, - тон приказной, словно собаке говорил.
- Но... – девичий голосок мелькнул узнаванием в моем сознании.
- Я тебе что сказал? – а в его голосе уже раздражение.
Девчонка пробормотала еще что-то себе под нос и вышла в залитое светом пятно. И у меня от удивления отвисла челюсть. Дениса за руку брала его собственная сестра Ирка. Я был шокирован. И это мягко сказано. Принц и его собственная сестра? Мне всегда такое кровосмешение казалось чем-то запредельным и не из нашей жизни. Выдуманной телевизионщиками байкой. Так а тут еще и близнецы! Не просто брат с сестрой, а едва ли не единое целое. Я только и мог, что тупо на них пялиться, не в состоянии вымолвить ни слова. А Принц же скользнул по мне этим своим пустым обычным взглядом и за руку увел свою сестру-принцессу. Видимо, домой. Я же тогда еще минут десять простоял на одном месте, думая о том, что ни черта я не понимаю в этом гребаном мире. Правда, вселенная так и не покачнулась. Но я в тот вечер протрезвел гораздо раньше, чем предполагалось.
На следующий же день в классе произошли некоторые видоизменения. Переступив порог кабинета, я заприметил мирно дремлющего на месте моего соседа по парте Принца. Ресницы подрагивали, губы были приоткрыты. Спящий, он был гораздо приятнее, нежели бодрствующий. И не сказать даже, что этот парень столь порочен. Но почему он спал за моей партой? Я предположил, что он просто хочет со мной поговорить об увиденном. И, приблизившись к парте, я тронул его за плечо. Признаться честно – неприязненно и сразу отдернув руку. Он тут же поднял голову и одарил меня тяжелым взглядом. Недоволен был тем, что сон его чуткий потревожил. Опять же, я только потом узнал, как бесит его, когда кто-то будит наше величество.
- Ты чего тут? – я спросил, сдвинув брови к переносице.
- Нельзя? Я теперь тут сидеть буду.
Мои брови поползли вверх. Не хотелось мне парту с этим вот делить. Предыдущий сосед, Димыч, устраивал меня вполне. И вместо него сидеть с каким-то извращенцем? Я пожал плечами и, поправив сумку на плече, повернулся, собравшись найти себе другое место. Не успел. Денис цепко схватил меня за рукав, останавливая. И голосом, не терпящим возражений, сказал:
- И ты тоже здесь сидишь, Фролов. Это не обсуждается.
В тот момент я понял, что такого его приказного тона ослушаться мне не хватит сил. Тряпка. А еще пришло осознание того, что не Принц он. Король, выше брать надо. Человек, которому при его желании мир покорится. Да вот только желаний таких у венценосной особы этой не наблюдалось. Может, и к лучшему?..
- Что тебе надо, Степановский? – устало поинтересовался я, садясь таки на свое место.
- Хочу убедиться в том, что язык за зубами держать умеешь.
Я тогда чуть от возмущения не задохнулся. Мне не доверяли. Нет, это понятное дело, мы же тогда друг друга вообще практически не знали. Но обидно было очень. И высказать свое возмущение вслух не получилось. Только не рядом с ним.

2.
Несмотря на то, что он так и остался за моей партой, я даже не перекидывался с ним и парой слов. Не здоровался, не говорил ему ничего. Просто игнорировал его присутствие в обозримой близости. Вытеснял из сознания и то, что увидел, и само существование близнецов. Дениса это, кажется, вполне устраивало. Конечно же, я никому ничего не рассказал об их взаимоотношениях. Я не сплетник, не болтун, да и не мое это дело. Для меня все это так и оставалось дикостью, далекой от моего понимания. Да и своих проблем навалилась целая куча.
Но на чай к близнецам, тем не менее, я напросился сам, можно сказать. Косвенно, правда. Как, зачем, почему? Мне бы и самому хотелось знать точные ответы на эти вопросы. Просто тогда от отчаяния это казалось мне единственным выходом, способом все понять и вернуть на круги своя. Наверное, я был вне себя, раз уж в голову пришла такая мысль. Сейчас мне это кажется таким глупым и по-детски наивным, что хочется смеяться. Хочется, да не получается. Для меня это с первых же фраз стало началом конца. Потому что не стоило мне с ним сближаться. Целее был бы.
В середине обучения в одиннадцатом классе у меня начались серьезные проблемы на личном фронте. Возможно, благодаря предстоящим экзаменам я стал раздражительным и нервным. Срывался на окружающих, Юльку свою ревновал ко всему, что движется. Тогда я ее любил. Верил в то, что вот она – моя судьба. Но из-за этих моих личных бзиков мы стали как-то отдаляться друг от друга. А я упорно не желал видеть в этом свою вину. Мне легче было считать, что я ей больше не нужен. И внутри меня копился стресс, который вкупе с волнением перед приближающимися экзаменами, для меня выливался во что-то совсем уж не контролируемое. Во мне все кипело, и я понятия не имел, что же мне с этим делать.
И мысль, преисполненная какой-то слепой паранойей, четко поселилась в моей голове, вытесняя остальные: Юлькину верность надо было проверить. Я ощущал себя Отелло местного пошиба. И меня это устраивало. Это сейчас я могу признавать, что вел себя недальновидно. И черт знает, во что бы это вылилось, совершись проверка.
Одного быстрого взгляда на Принца мне хватило, чтобы решить – вот кто будет проверять мою возлюбленную. И для его согласия требовалось всего лишь пойти на небольшой шантаж. Кто владеет информацией, тот владеет миром. И я готов был пойти на столь откровенную подлость. Разумом моим управляла беспричинная, в общем-то, ревность.
- Степановский! – я окликнул его в коридоре.
Подбежал к нему и хлопнул по плечу, привлекая к себе внимание. Он же вздрогнул и повернулся ко мне с таким выражением лица, что я невольно сделал два шага назад. Всего на пару мгновений он показал мне такую гамму разнообразной неприязни и отвращения, какой я никогда и ни у кого не видел ни до, ни после него. Но, надо отдать ему должное – Принц быстро спрятал эмоции под вечно холодную маску безразличия. Тогда он еще не был в этом виртуозом, нет-нет да проскальзывали его истинные чувства.
- Привет, - начал было я, но Денис резко оборвал меня вопросом, задвигающим прелюдию разговора куда подальше.
- Чего надо?
- Поговорить. Серьезно и без посторонних ушей.
- А оно мне надо? – его глаза сузились.
- Да. Еще как надо.
На самом деле, трудно представить, чего мне стоило держаться с ним по возможности на равных. Всего меня сотрясал этот взгляд, в котором ярко читалось пренебрежение мной, простым смертным. Я прятал руки в карманах, сжимая их там до боли в кулаки. Я должен был выдержать.
- Это срочно?
- Да.
- Тогда забирай из класса наши сумки и сваливаем отсюда.
Возмущаться по поводу того, что тащить его сумку должен был я, сил не нашлось. Все потратились на противостояние ему. Которого он, держу пари, не заметил даже. И, чтобы не мучить себя дальше, я кивнул и понесся в кабинет. А ладони в карманах вспотели.
Мы сбежали из школы, несмотря на то, что оставалось отсидеть всего один урок. Я не сообразил, а Денису откровенно наплевать на это было. Что сидеть на уроках, что шататься по улицам города – ему было все равно. Обычно школьники меняются на переменах, за стенами же учебного заведения они ведут себя совсем иначе, нежели на занятиях. Принц же не менялся. Как ходил с постной высокомерной физиономией, точно так же сидел на уроках. Всегда одинаковый.
Едва мы вышли во двор, он извлек из кармана пачку сигарет. Мальборо, красные. Насколько мне было известно – крепкие, тяжелые. Я-то не курил. Только наслышан был. А он затянулся прямо в школьном дворе, наплевав на то, что на территории это запрещено. Он никогда не считался с правилами. Их не для него писали. Денис все то время, что я его знал, жил в маленьком, подконтрольном ему мирке, где все вертелось вокруг него. И ему этого достаточно было. Тогда я этого еще не понимал, и он казался мне бунтарем, идущим четко против школьных правил. В момент из неприкасаемого он стал для меня героем. А то, как он курил... Небрежно держал сигарету в длинных пальцах, дым выдыхал через нос, чуть запрокидывая голову. Это было так красиво и величественно, что на несколько мгновений я забыл о необходимости дышать. И только заворожено на него смотрел, шагая рядом на автомате. Он же ничего не говорил, не разрушая этого флера. А открыл рот только отбросив привычным жестом, выверенным до мелочей, как мне показалось, окурок куда-то в сторону.
- Так куда пойдем?
- А?
Я сморгнул и непонимающе глянул на него. И вот снова рядом со мной шел все тот же Степановский, и найти в нем что-то прекрасное для меня не представлялось возможным. Я помотал головой, отгоняя от себя остатки этой дурманящей дымки, и подумал о том, что он вполне может добавлять что-то в свои сигареты. Глупая мысль. Но гораздо более устроившая меня, нежели осознание того, что я с открытой пастью наблюдал за Принцем.
- Куда мы? – он повторил свой вопрос.
- У тебя есть дома кто-нибудь?
Мне было, в принципе, все равно. Но стоять на улице и обсуждать что-то я не собирался. Зима, холодно. На кафе денег не было, да и людно там. Идти ко мне... Я не хотел его к себе звать. Только на самый крайний случай. И не потому что гостей не люблю или родители против. Просто для меня он все еще оставался неприятным типом, которого приводить к себе домой... Увольте. Хотя, в общем-то, к нему идти мне не хотелось тоже. Но это было единственным вариантом в моем понимании. Денис же неопределенно пожал плечами и кивком головы велел следовать за ним. Не был он настроен на беседы не по теме, даже парой слов не осчастливил. Молча довел до своего дома, молча открыл замок домофона... Дверь он мне не придержал, я еле успел поймать ее за ручку до того, как она захлопнется прямо перед моим носом. Я сквозь зубы выругался и одарил спину поднимающегося по лестнице парня тяжелым взглядом. Но я не был его приятелем, зашедшим обсудить компьютерную игру, потому уделять внимание мне помимо бесед по делам он явно не собирался.
В прихожей его квартиры шел ремонт. Как позже оказалось, ремонт шел еще и в ванной комнате. Я оглядел побеленные стены и ошметки обоев на полу и поморщился.
- Отец затеял очередной вечный ремонт, - Принц сбросил ботинки, влез в тапки и продолжил. – Верхнюю одежду скинешь в комнате, вешалку туда перетащили. Синие тапки не бери – это отцовские.
Он прошел вглубь квартиры, умудрившись не запачкаться в побелке. Привычка уже, видимо, выработалась. Я же, в отличии от него... Ну да неважно это. Следом за ним я прошел в гостиную. Обычную и ничем не примечательную. Хотя, возможно она просто стерлась из моей памяти. Я запоминаю детали, а не общую картинку. Детали и отдельные события.
Денис опустился в кресло, закидывая ногу на ногу. Он смотрел выжидающе, не говоря ничего. Считал, видимо, что я сам все ему выложу. И самое интересное это то, что его ожидания были оправданы. Я сел на краешек дивана, перевел дух, на момент прикрыв глаза. И начал выкладывать все свои безосновательные подозрения. Волнения и мысли, связанные с Юлькой. Все то, что я не рассказал бы друзьям, все те глупости, что в моей голове кружились. И сжимался под его насмешливым взглядом. А он... Он нетерпеливо барабанил кончиками пальцев по подлокотнику кресла, ожидая, когда же закончатся мои излияния. Ему наверняка было откровенно скучно.
- И чего ты хочешь от меня? – спросил он с некоторым раздражением, когда рассказ о моей ревности был закончен. Я ведь сейчас не помню даже, что именно говорил ему.
- Я хочу, чтобы ты ее проверил.
- Я? – тонкая бровь поползла вверх, на губах заиграла усмешка.
- Помнишь же, что я увидел...
- Замолчи, - и я тут же заткнулся. – Ты сейчас будешь пытаться меня шантажировать. Я это подозревал как раз.
Он хотел было добавить еще что-то, но из прихожей донесся шум. Денис поморщился, окинул меня недовольным взглядом и поднялся с кресла. Я вздохнул. Тогда я не был уверен в том, что при наличии еще кого-то в квартире он даст мне договорить. И, в общем-то, оказался прав. Принц выглянул в коридор и поморщился уже досадливо.
- Ты трепло, - бросил он мне, возвращаясь к креслу.
В тот день мне так и не удалось высказать ему свою просьбу. Меня это выводило из себя, мне казалось, что я теряю бесценное время. Хотя, зря терял его изначально. Потому что он даже не собирался мне помогать. Но тогда я еще на что-то надеялся. Зато, не знаю, хорошо это или плохо, но я еще кое-что в тот день узнал. О взаимоотношениях близнецов. И, как мне сначала показалось, изменил свое мнение о них. О брате в худшую, о сестре в лучшую стороны.
Человеком, нам помешавшим, оказалась Ирка. Она вошла в комнату с невиданной мною ранее улыбкой. Открытой и солнечной. В школе она так не улыбалась. В школе ее вообще было сложно заметить. А тут... Словно другой человек переступил порог комнаты. Но мне она все равно показалась просто дурацким шаржем на Принца, несмотря на то, что улыбка (которая сошла с ее губ, едва Ира увидела меня) девушки действительно могла согреть.
- Привет, Сереж, - она неловко убрала за ухо прядь волос так еще и не сняв куртку. – Дени, а ты не говорил, что у нас сегодня такие гости.
Ирка всегда его так называла – Дени. Это было ее особой привилегией. Когда кто-то другой пытался к нему так обратиться, Принц удостаивал посмевшего столь красноречивым взглядом, что несчастный потом еще долго содрогался, вспоминая. Я не знаю как с другими, но со мной было именно так.
- А я разве обязан перед тобой отчитываться? – я аж вздрогнул – его холодный тон пробирал.
- Нет, конечно, но... А... Дени, ты не предложил гостю чаю?
- Гость обойдется. У тебя еще ко мне что-то есть или ты уже уберешься?
Меня поражала его грубость по отношению к сестре. Я понимаю, в семьях могут быть разные взаимоотношения, но то, что я знал об этих близнецах противоречило поведению Принца. Тогда мне в голову и пришло, что я на самом деле ничего о них не знаю. А ведь так оно и было.
- Есть, но... – Ирка скосила на меня глаза.
- Выкладывай, - Денис повысил голос.
- Ну, меня на свидание пригласил Витька из параллельного.
Она выпалила на одном дыхании, мигом зажмурившись. Наверное, боялась реакции брата. И мне даже стало ее жаль. А Принц просто флегматично хмыкнул и спросил:
- Мне-то какое дело до этого? Советы я сегодня не раздаю. Потому иди к себе.
Ирка только кивнула. И как послушная собачка вышла из гостиной, скинув предварительно куртку. Я же непонимающе воззрился на Дениса. Пути его были для меня неисповедимы. Ни тогда, ни сейчас.
- А вы же с ней вроде... – я стушевался, не зная, как сказать.
- Я с ней сплю, - ответил он так обыденно. – И все.
- Но почему с ней? Девчонок, готовых с тобой быть много. Ты разве ее не любишь?
- Ни капли. Я люблю себя в ней. Она такая же, как я, и это замечательно. Можно сказать, что я сплю с самим собой.
Его самовлюбленность никогда не знала границ. И то, что он сказал показалось мне гораздо более мерзким, нежели сам факт отношений между братом и сестрой. Это было ненормально – так любить себя, что спать со своей же близняшкой. Но он ведь и за человека ее не считал. Это я вскоре понял. Его грубость, его приказы ей... Он просто пользовался Иркой по своему усмотрению. Ее мне было жалко, он мне опротивел. Но в то же время, как это не парадоксально, неоднозначность его натуры притягивала только так.
- Я устал, - его голос врезался в мое сознание. – Уходи.
- Но как же?..
- Завтра зайдешь и все обсудим.
Денис не собирался продолжать беседу. Это было и без слов понятно. А спорить с ним желания не появлялось. Потому тогда я ушел. Не подозревая еще, что в его ненормальной голове уже образовывалось что-то, что никак не могло меня устроить. Задумка Принца шла в разрез с моими планами. Но что я мог сделать, не зная?..
А еще тогда я не понимал, что впустил в свою жизнь монстра. Монстра, который впоследствии свел меня самого с ума, выместив из моей головы что-то еще.

@темы: original, slash

URL
   

Без Гильденстерна

главная