20:42 

Альтруист

rosenkrantzdead
Название: Альтруист
Автор: Rosenkrantz
Фэндом: ориджинал
Жанр: ангст, наверное.
Рейтинг: G

Худые бледные запястья. Кожа тонкая, странно, что не прозрачная. Но вены, синеватыми дорожками тянущиеся под ней видны отчетливо, ему даже руку никогда не нужно было напрягать для этого. И вот сейчас он смотрит на эти вены взглядом пустых зеленых глаз. На руках нет перчаток, прячущих его от случайных прикосновений к так ненавистным ему людям. Но я тоже человек. И я сижу напротив, и на меня он не реагирует неадекватно, не торопится натянуть перчатки и обмотать шею шарфом. Он ко мне привык? Нет. Я для него просто не существую. Предмет мебели, с которым иногда приходится считаться, как с чем-то разумным.
Он проводит кончиками пальцем одной руки по тонким венкам на запястье другой. Я знаю, сейчас он наслаждается этими прикосновениями. Касается почти неуловимо, но чуточку щекоча короткими ногтями. Он упивается тем, какой он есть, он любит исключительно себя. Внезапно он обхватывает свое запястье в кольцо из своих же пальцев. С силой, будто решив сломать. Но через несколько мгновений отпускает и вот, я уже вижу еще более бледные участки кожи, следы, оставленные нажимом подушечек пальцев. И вот он уже тянется к ножу, все еще лежащему на кухонном столе – я резал нам бутерброды, потому что он был голоден. Мне становится страшно.
- Сет, что ты собираешься?..
Ему наплевать на мой вопрос. Если он решил, он сделает, я не остановлю. Проносится мысль, за которую можно себя возненавидеть – ну не на кухне же делать это. Я закусываю губу. Нет, если он причинит себе вред, я все исправлю тут же. Аптечка рядом. И он действительно делает это. Быстрый надрез и капельки алой крови на бледной коже. Красиво. Я поднимаю взгляд. В его глазах по-прежнему ничего нет. Ему же больно?.. Должно быть больно. А он даже не вздрогнул. И просто смотрит своим пустым взглядом, напрочь лишенным эмоций. Чего ты хочешь, Сет? Если сдохнуть, то почему в моем присутствии? Думаешь, не позволю? Правильно думаешь. Потому что я вскакиваю с места и открываю шкафчик, в котором аптечка. На миг замираю. А что, если в твоей гениальной, воистину гениальной голове сейчас совершенно иные мысли?.. Да нет, вряд ли. Он знает мою реакцию, наверняка, все уже просчитал.
Я оборачиваюсь. Он только склонил голову и приоткрыл губы, наблюдая за тем, как кровь, боясь сворачиваться под его уже давно мертвым взглядом, стекает по запястью тоненькой струйкой на поверхность стола.
Сквозь зубы я покрываю его чем свет стоит, я не в состоянии сдерживать поток нецензурных выражений, вертящихся на моем языке. Я хватаю его руку, бинт из аптечки уже успел достать. У меня нет ни малейшего понятия о том, что надо делать в такой ситуации, но это же он. Медлить нельзя. Иначе я его просто потеряю. Едва мои пальцы касаются его руки, его лицо приобретает выражение. На нем уже не скрывающая пустоту фарфоровая маска, а гримаса такой ненависти и омерзения, что мне на мгновение становится по-настоящему страшно. Он выхватывает бинт, каким-то чудом умудряясь даже не скользнуть по коже пальцами, тренировался, видимо, выдергивает свою руку и принимается методично заматывать порез. Наблюдая теперь уже за тем, как кровью пропитывается белая марля. Ты этого хотел?
- Никогда не прикасайся ко мне, - его голос обдает холодом, от него исходит столько негатива, что ноги подкашиваются, и я безвольной тряпкой опускаюсь на стул. – Я ведь говорил об этом. И не раз. Ты бесполезен, янки.
Слова любого другого приятеля я пропустил бы мимо ушей, сочтя за простое, ничего не значащее высказывание. Ну, огрызнулся бы в ответ, но не более того. Забыл бы тут же. Но слова Сета ввинчиваются в самое сердце, грозясь остаться там навсегда. Он не шутит. Он действительно считает меня бесполезным. И от этого становится так больно, что хочется запрокинуть голову и завыть от осознания собственной ненужности ему. Кому ему? Единственному. Не другу, не приятелю, не врагу, не любимому. Просто единственному. Потому что таких больше нет и не надо.
Взять себя в руки было просто необходимо. Потому я медленно поднимаюсь со стула. Он уже замотал запястье и смотрит на него. Снова пустым взглядом. О чем он думает? Хотел бы я знать. Я обхожу его, останавливаясь за его спиной. И вижу, как напряглись его худощавые плечи. Он ненавидит, когда кто-то стоит позади него. Для Сета это опасность, наверняка он уже готов подскочить с места и рвануть подальше от меня. Через силу сдерживается.
- Зачем ты это сделал? – мой голос раздается над самым его ухом, потому что я резко обхватываю его за плечи и прижимаю к себе.
Он не вырывается, но напряжен, как тетива лука. Скорее всего, рубашку эту он, как придет домой, выкинет в камин, а сам на несколько часов закроется в душевой, будет оттирать от себя чужие прикосновения. И я чувствую, как бьется его сердце, быстро-быстро. Наверное, я был бы счастлив, если бы сердце это билось от радости близости ко мне, но я не могу тешить себя напрасными надеждами. Я то знаю, что это только от ненависти, что начинает внутри него клокотать.
- Это был акт альтруизма по отношению к миру, - отвечает он лишенным эмоций голосом.
Я вздрагиваю. Он всегда говорил, что с годами станет для этого мира огромной занозой в заднице, с его-то мозгами. Это значит, что... Ты действительно хотел умереть. И надеялся на то, что я пойму и не кинусь спасать?.. Да это же за гранью возможного. Сет же не мог не просчитать мои действия... Надеялся?.. Кто угодно, только не он. Ему чужды такие понятия, как надежда. Я прижимаю его крепче, чтобы почувствовать тепло этого единственно важного человека. Впервые он так близко ко мне. Впервые рядом. Я бы просто не осмелился, несмотря на то, что хотелось очень сделать что-то такое уже давно.
- Сет... Ты правда хотел умереть?..
Он только кивает, скользнув по моему лицу прядями угольно-черных волос. Я утыкаюсь в его плечо, сжимая крепче, боясь сейчас отпустить. Краем сознания я понимаю, что сейчас по моим щекам текут слезы, поток которых остановить мне будет сложно. Я ощущаю, что дрожу всем телом. Я так не пугался за него, даже когда он попадал в ужасающие аферы, которые он сам же и затевал от скуки. И я знаю, что за то, что сейчас я сделаю, он не подойдет ко мне на расстояние и вытянутой руки.
Я чуть приподнимаюсь, одной рукой обхватываю его голову, зная, что сейчас от возмущения он начнет задыхаться. И губами касаюсь его виска. Неуловимо, но для него это – конец света. Он резко отталкивает меня, и откуда столько силы в этом субтильном тельце?.. Вскакивает с места, быстро разворачивается и натыкается на стол. Его глаза широко распахнуты, в них бешенство и животный ужас. Что же я наделал? Он рукой нащупывает перчатки, машинально, вряд ли он об этом думает в этот момент. И срывается с места, чтобы позорно убежать из моей квартиры. Я не останавливаю. Потому что это сейчас абсолютно бесполезно, я только усилю его неприязнь ко мне. А ведь Сет мне даже доверял, в каком-то смысле. Точнее, в его понимании.
А он мне дорог, как никто другой. Я знаю его с детства, таким он был всегда. Он говорил, что родился уже неправильным. И я не думаю, что он был не прав...

@темы: gen, original, slash

URL
   

Без Гильденстерна

главная