rosenkrantzdead
Название: В сети чужих желаний
Фэндом: the Prince of Tennis
Пейринг: Атобе/Юкимура
Рейтинг: NC-17
Жанр: PWP, не без легкого ангста.
От автора: писалось на четвертый принцефест

Он снова проиграл. Вот уже в который раз. Эта стена на его звездном пути к вершинам порой казалась непреодолимой, но слова «сдаться» не было в словаре Атобе Кейго. Он знал и верил в то, что когда-нибудь все-таки сможет победить его, заставить признать полное поражение. Но пока это были только попытки. Бесплодные. Уже давно оба они закончили среднюю школу, к концу обучения подходили занятия и в старшей. Но не менялось в их отношениях ничего.
Цепочка этих событий, регулярных для них двоих (хотя, Атобе не был уверен в том, что только он один попался в эту паутину), могла показаться дикой любому другому человеку. Вызов, игра на желание, проигрыш, закрытая комната с плотно занавешенными окнами, бархатная повязка на глазах. Не его глазах. Чужих.
Первое время Атобе просто вызывал Юкимуру на матч. Без обязательств, не официальный. Пытался обойти его теннис, теннис, бьющий по чувствам. Его главная и почти беспроигрышная техника становилась бесполезной, когда зрение терялось. Он не мог видеть слабые места противника, да и против бывшего капитана Риккая она не особо-то и действовала. Но способ он нашел бы, рано или поздно. Если бы Юкимура еще не развивался... Хотя, так сложнее, так победа (в которой он и не сомневался даже, не престало королю в своих силах сомневаться) будет более приятной. Но затем Сейичи такая игра перестала прельщать, даже докучать начала. И он предложил игру на желание.
А забрать свое слово Кейго назад уже не мог. Короли слов на ветер не бросают. И приходилось выполнять желание противника. Каждый раз одно и то же. Снова и снова. Раз за разом. В тайне мечтая забыть о принципах и однажды просто не прийти. Но гордость, пусть и растаптываемая каждый раз при выполнении этого желания, не позволяла отказать. Проигравший выполняет желание. И еще одной причиной стремления к победе была жажда отомстить за унижение, сполна отыграться на этом прекрасном, но столь порочном мерзавце.
Атобе прогладил кончиками пальцев по бархатистой ткани повязки, пряча под нею чужие глаза, завязывая на затылке в узел, который уж точно не развяжется до самого конца. Для чего это было? Он не понял только первый раз, ответ пришел позже. Юкимура представлял отнюдь не его, не его хотел видеть, закрывал глаза, уходя от реальности в свои мечты и фантазии.
- Почему я? – спрашивал много раз Кейго.
- А почему нет? – ответом был вопрос, риторический, конечно.
Атобе легкими быстрыми движениями расстегнул пуговицы на рубашке Юкимуры, запустил руки под ткань, проскользил по груди ладонями, лаская, чувствуя чужое, даже чуждое тепло, касаясь нежной кожи этого юноши. На удивление приятной. Он чуть склонил голову, чтобы губами коснуться ключиц Сейичи. Прихватил слегка зубами кожу, прикусывая и одновременно проводя по ней языком.
Юкимура подался назад, ловя в воздухе руку Кейго, утягивая его за собой на кровать. Туда, где шелковые простыни и мягкие подушки. Туда, где снова опустится на самое дно гордость Атобе.
Он по инерции опустился на поверхность кровати, коленом уперся в ее край, склоняясь над Сейичи. Облизнул губы, слишком быстро пересыхающие каждый раз, и снова прошелся кончиками пальцев по повязке. Ему бы тоже нечто подобное не помешало, несмотря на то, что парень под ним был воистину красив. Ведь Атобе Кейго тоже есть кого представить в такие моменты. Хотя, он прекрасно понимал, что если бы и ему предложили завязать глаза, он бы этого не сделал. Свои чувства он бы не предал таким образом. Потому за подобное Юкимуру даже презирал. Но что мог сделать? Ничего.
Сейичи протянул руки, обвивая ими шею Атобе, заставляя наклониться. Его губы были приоткрыты, дыхание учащено. И Кейго коснулся их своими. Язык мягко скользнул в рот Юкимуры, сплетаясь с его в тянуще томном поцелуе, замедленном и готовящем к чему-то большему. Пальцами одной руки Сейичи поглаживал шею своего партнера, другой же зарылся в его волосы, притягивая еще ближе, поцелуй углубляя.
Оба понимали, что сдерживаться не имеет смысла. Воздуха начинало не хватать, причем катастрофически. Поцелуй разорвать пришлось, только чтобы губами схватить порцию живительного кислорода. И Кейго легонько языком провел по шее лежащего под ним парня, до самого ее основания, скользнул к ключицам, оставляя влажные дорожки. Юкимура судорожно сглотнул и вздрогнул от таких прикосновений. Атобе спустился еще ниже, прокладывая дорожку уже из легких, словно дуновение ветерка, поцелуев, кончиком языка будто случайно задел сосок, заставив Сейичи прикусить губу. В этой игре вел все же он, читал настроения и принуждал выгибаться от одних только касаний.
- Давай уже, - надрывно повелел Юкимура, срываясь в тихий стон от нетерпения.
Руки Атобе скользнули по подтянутому телу парня вниз, к брюкам. Он рванул ремень, выдирая его из пряжки уже поставленными и доведенными едва ли не до автоматизма движениями. Дернул молнию, пуговицу же просто вырывая. Не мог без небольшого членовредительства по отношению к давнему сопернику. Пуговица оторвалась, отскочив куда-то в сторону и затерявшись в простынях. Никому дела до нее уже не было. Со своими же брюками Кейго обошелся не в пример аккуратнее. Что логично – ему в них еще отсюда уходить. Да и не враг он своей одежде, что уж там. Потому он просто стянул с себя брюки вместе с нижним бельем, впрочем, оставаясь в рубашке. Снимать которую и не собирался. Он запустил одну руку под резинку трусов Сейичи, пробегаясь пальцами по напрягшейся плоти. Затем ухватился за края брюк и потянул их на себя, стягивая. И зная, что причиняет не самые приятные ощущения своими чуть грубоватыми действиями. Что ж, сам просил.
Он рукой раздвинул ноги Юкимуры и между них поставил свое колено. Прогладил кончиками пальцев по внутренней стороне бедра. Неуловимо и дразняще. Сам начиная возбуждаться. Ему раскачка требовалась более длительная, тогда как его партнеру всегда хватало и моральной подготовки. Не его он представлял, ой не его... Одними фантазиями о предстоящем уже сыт был под завязку.
- Чертов извращенец, - прошипел Кейго себе под нос, пальцем нащупывая узелок напрягшихся сразу мышц.
Долгими прелюдиями он не собирался травить Юкимуру. В низу живота разливалась противная морально, но приятная физически теплота, потому закончить Атобе хотел как можно скорее. Раздвигая и одновременно с этим массируя тугую дырочку пальцем, он проник внутрь, в горячий проход, крепко обхвативший его. Сейичи поморщился. Больно, конечно. Каждый раз первые ощущения не из самых приятных. Кейго не испытывал этого на себе, но по лицу соперника это понятно и без слов было.
Второй палец он добавил практически сразу же, не особо долго растягивая. И о смазке не заботясь даже. Не видел смысла размениваться на подобные мелочи. С легким злорадством думая о том, как бы сильнее измучить. Невдомек было ему, что Юкимура только так и мог представлять секс с желанным ему человеком. Знал бы – тактику поменял.
Сейичи прикусил губу, начиная двигать бедрами, стараясь скорее привыкнуть к чужим пальцам в своем теле. И одновременно с этим пытаясь получить какое-то болезненное наслаждение. Атобе усмехнулся, наблюдая за его телодвижениями. Наклонился к нему, слизнул выступившую на виске капельку пота, тут же припечатав легким поцелуем. И добавил третий палец. В принципе, с растяжкой можно было бы уже и покончить, но ему хотелось потомить парня еще. Потому он просто замедленно двигал пальцами внутри Юкимуры, не прибавляя темпа, и больше не касаясь губами его чуть солоноватой кожи, даже не притрагиваясь к его уже давно набухшему органу.
И когда сам уже понял, что своему возбуждению пора бы дать выход, вынул пальцы, с едва уловимой брезгливостью на лице тряхнул ими, и вошел в Сейичи. Резко, грубо, не заботясь о дальнейшей подготовке, вогнав член до самого основания. Юкимура резко выдохнул, прогибаясь куда-то назад, лопатками вжимаясь в простыни. Ему определенно точно было больно. И Атобе прекрасно это понимал, начиная двигаться. Он уперся руками в кровать по обе стороны от головы своего соперника, прикрывая один глаз. Двигаться было довольно тяжело. Все ж таки, задний проход – штука узкая. Но вместе с тем, то, как туго обхватывали его плоть мышцы, было невообразимо приятно. И он ускорил темп, не давая лежащему под ним парню толком привыкнуть. Стремясь порвать к чертовой матери. Чтоб не повадно было каждый раз такие желания загадывать. Впрочем, зная, что Юкимура, он привыкший к боли. Но злорадная надежда все же оставалась.
Тем временем, Сейичи начал глухо постанывать, сдерживаясь, не давая голосу прорваться раньше времени. Он сгреб пальцами простыни, вцепляясь в них с едва ли возможной в довольно слабом, пусть и натренированном теле, силой. Кейго же, не останавливаясь, закрыл и второй глаз. Раз уж для него повязки не предполагалось, нужно было справляться при помощи имеющихся стандартных возможностей. И не думать о том, что под ним сейчас лежит бывший риккайский капитан, к которому не имелось даже каких-то намеков на романтические чувства, исключительно желание превзойти. Пусть даже таким образом.
Юкимура согнул ноги в коленях, притягивая их к себе, тем самым раздвигая бедра еще больше, принимая совсем уж бесстыдную позу. Хотя, кого это волновало? Не ради эстетики совершалось это действо. Ради удовлетворения низменных плотских желаний, далеких от высоких чувств.
Сам Атобе тяжело дышал. Ощущал, как по виску у самого сбегает капелька пота. А был бы язык, как у ящерицы, было бы проще. Он подавил смешок, вызванный собственными мыслями, едва не сбившись с заданного темпа. Поморщился, понимая, что Юкимура уже почти готов к разрядке, его мышцы начинали сжиматься. Непроизвольно, нельзя в таком состоянии контролировать такие процессы. Атобе открыл глаза, чтобы глянуть на своего вынужденного любовника. Да, и выражение его лица, напряженное, но с разливающейся по нему тенью блаженства, не давало усомниться в выводах. Кейго еще несколько ускорил движения, все же заставляя Юкимуру издать сдавленный чуть хрипловатый крик.
Кончали они одновременно. Сейичи – потому что подошел к границе наслаждения и больше не мог сдерживаться. Атобе – потому что мышцы, тугим кольцом обхватившие его орган, сжались так, что вынудили его подойти к логическому завершению.
Кейго, выйдя из податливого тела, тут же брезгливо поморщился, заприметив на своем животе капли чужой спермы. Дома он несколько часов просидит в ванной, прежде чем очистится от произошедшего. Сейчас же главное оказаться как можно дальше отсюда. Он бросил взгляд на Юкимуру, еще не сдернувшего с глаз повязку, дышащего тяжело и неровно, жадно хватающего губами воздух. И лежащего все в той же позе. Но теперь уже с поникшим органом и вытекающей из анального отверстия струйки спермы. Его спермы. Атобе мысленно порадовался тому, что женственен Сейичи только внешне и никак не сможет забеременеть.
Он, стараясь не смотреть на лежащее на кровати тело, подобрал свои брюки и, быстро влез в них. Застегнул рубашку, полагая, что ее выбросить придется. И, не говоря больше ни слова, вышел из комнаты. Не преминув громко хлопнуть дверью. Чтобы Юкимура вздрогнул от резкого звука и пришел уже в себя.
Кейго уходил, зная, что появится на пороге этого дома еще не раз и не два, и от этой мысли становилось так паршиво, что хотелось уже в который раз бросить эту идею превосходства. Но разве ж может он сдаться?..

@темы: Prince of Tennis, fanfic, slash