rosenkrantzdead
Название: У нас была мечта
Автор: Rosenkrantz
Фэндом: the Prince of Tennis
Жанр: ангст
Пейринг: Ато/Джи
Рейтинг: PG-13
От автора: своеобразное продолжение фика «Потерял».

Казалось, что дождь скорбел вместе с ним. И лил свои слезы вместо него. Атобе запрокинул голову кверху, позволяя холодным упругим струям бить его по лицу, оставляя влажные дорожки. Если уж своих слез не было, то почему бы не заменить их таким образом? Руки в карманах плаща давно уже сжимались в кулаки, с силой, едва ли не до боли. Кейго даже не был уверен в том, что сможет легко их потом разжать. Да и не особо его это волновало. Смысл из жизни все равно ушел. Отправился в полет, если вспомнить о цинизме и быть точным.
Там, внутри этого дома, на пороге которого Атобе стоял в данный момент, на небольшом возвышении стоял гроб. Ему хватило лишь одного взгляда на парня, покоящегося в нем, для того, чтобы сразу же покинуть комнату, едва оставив венок и принеся соболезнования родителям. Людям, даже и не подозревавшим, что же стало причиной мыслей о самоубийстве, роившихся в голове их сына. Если бы они только узнали, что в смерти Джиро едва ли не непосредственно виноват именно этот красивый молодой человек в строгом плаще и идеально повязанном галстуке, пустили бы они его хотя бы попрощаться?.. Вряд ли. А не прийти Кейго не мог. Последний шанс увидеть этот лучик света не на фото или видеозаписи. Больше не получится прикоснуться к его щеке губами, прижать к своей груди и проскользить ладонями по спине, разглаживая складки на рубашке. И не хочется в это верить, и теряется желание существовать дальше, без этого солнца, в вечном мраке своих мыслей.
Кейго опустил голову, ощущая, как капли дождя с волос текут по его шее, за ворот рубашки. Он вынул руки из карманов, кулаки, на удивление, быстро разжались, и закинул за плечо конец шарфа, бесполезной тряпкой свисавшего с плеч. Не своего шарфа. Шарфа абсолютно не сочетающегося с плащом и строгим костюмом. Но шарфа, пахнущего солнцем.
- В следующий раз со мной пойдешь за покупками, - ворчал Атобе, рассматривая полосатый длиннющий шарф, намотанный на шею Джиро. – Этот бред совершенно тебе не идет. И со мной не сочетается. Сними.
- А по мне так очень даже, - рыжик выбежал чуть вперед и прокрутился на месте, концы шарфа забавно вспорхнули кверху и следом за ним.
А на лице улыбка. Довольная, счастливая. И даже ругаться дальше желание отпало. Ну нравится ребенку – пусть носит. Можно же одежду под этот шарф подобрать при желании. Кейго сделал шаг вперед, поймал полосатый мохеровый кончик и потянул слегка на себя.
- Я уважаю твой выбор, - прошептал уже на ухо, не уточняя.

Кейго уткнулся носом в шарф, поежившись и поведя плечами. Дождливо, холодно, ветрено. Но пойти туда, где лежит он, и, глядя на него, осознавать всю неизбежность произошедшего... Было тяжело. Да что там, невыносимо.
А ведь у них была своя мечта. Одна на двоих. Банальная до невозможности, но столь трудно досягаемая. И путь до нее был бы долог и тернист. Однажды Джиро предложил десятилетие их отношений справить в Венеции, покататься на гондолах по каналам, отлично провести время. Одновременно с этим можно было бы отпраздновать двадцатипятилетие Кейго. Конечно, для этого требовалось все десять лет быть вместе, несмотря на разногласия и вечное недоверие Атобе. К тому же, от него постоянно приходилось, словно мух, отгонять поклонников и поклонниц, и вряд ли это изменилось бы в дальнейшем. Но все-таки, мечта эта, даже обещание, грела обоих, поддерживала огонек любви в их сердцах. И вот – все разрушено.
Кейго практически сразу осознал, что никто и никогда не заменит ему это маленькое сонливое солнышко. Других таких просто больше нет. И не будет. Он понял, что и на нормальные отношения больше не решится – ведь возможность потерять будет присутствовать всегда. А в будущем быть рядом со столь влиятельным человеком, как он будет просто напросто опасно. Так что же, ему всю жизнь теперь быть одному? Да, уж лучше так, чем предать память первой и теперь уже единственной любви.
- Ты не пойдешь проститься? – голос с кансайским акцентом, рука на плече. - Скоро выносят.
Атобе только кивнул и, не взглянув даже на Ошитари, направился туда, где он.
Обычно при взгляде на покойного человека в гробу может показаться, что он просто спит. Но Кейго знал, как выглядит спящий Джиро. Знал, как никто другой, видел куда более разнообразные варианты его сна, нежели просто прикорнуть на лавочке. Он сделал шаг ближе, к гробу, ощущая почти физически взгляды, прикованные к его спине. По идее, последними прощаться с ним должны были родители, а не капитан теннисной команды. Кейго даже услышал возмущенный шепот сестры Джиро. Но его это волновало в самую последнюю очередь. Ведь сейчас, и только сейчас, он может сказать ему о своих чувствах в последний раз, может прикоснуться и даже поцеловать. И пусть его мать от такого зрелища хватит удар, это не его проблемы. У нее осталось еще двое детей, а для него это действительно трагедия, для него он был единственным.
Атобе опустился на колени рядом с гробом, накрыл ладонью его холодную руку, в которой больше никогда не будет того тепла, которое он подарил ему. И уткнулся лбом в край чертова ящика, в котором единственно важный человек будет покоиться теперь до скончания веков.
- Ты – дурак, - тихо проговорил он, наверняка, услышали только первые ряды сидящих в комнате. И, конечно же, именно там были его родственники. – Но я все равно тебя люблю. И всегда буду любить только тебя одного. И помнить. В такие моменты не получается сказать чего-то такого пафосного и вычурного, но... Это мои чувства. Нет. Наши чувства.
Он поднял голову. Как бы хотелось сейчас по-настоящему заплакать! Но не получалось при всем желании. Слез не было, были только боль и горечь от потери. Кейго приподнялся на коленях и, склонившись над бездыханным телом возлюбленного, коснулся своими теплыми губами его холодных. По комнате прошелся вздох, такой единый. Кто-то проорал о том, что Атобе – извращенец и вандал... Но он одними только губами прошептал три заветных этих слова и поднялся с колен.
И вышел из комнаты, быстрыми шагами преодолевая расстояние, не обращая ни малейшего внимания на чужие слова и презирающие взгляды. Он хотел как можно быстрей остаться наедине со своей болью.

Вода бежала по каналу, гондольер делал свою работу. Мимо проплывали и другие гондолы, в которых сидели счастливые пары, улыбающиеся люди. И только пассажир именно этой пустым взглядом смотрел на воду. Он был один, он держал руки в карманах пальто и, поводя плечами, прятал нос в шарф, уже давно не державший в себе любимого запаха, пропитавшийся насквозь его собственным одеколоном.
Молодой человек, один из самых завидных женихов Японии, только-только встретивший свое двадцатипятилетие. Он вспоминал.
- Я исполнил нашу мечту, Джиро. Я остался верен нашей памяти.
Он шептал одними губами. Он печально усмехался, глядя на воду. Он держал руки в карманах.
- А теперь... Я приду к тебе.
Одним быстрым движением он достал из кармана небольшой пистолет, и, со странной улыбкой приложил дуло к виску. Расширились глаза гондольера, весло выпало из его рук.
Выстрел привел их мечту в заключительную фазу.

@темы: Prince of Tennis, fanfic, slash